юридическая фирма 'Интернет и Право'
Основные ссылки











Яндекс цитирования

Рассылка 'BugTraq: Закон есть закон'



Rambler's Top100



СМИ и Интернет: проблемы правого регулирования



Становление права свободы ОТ информации



Как уже говорилось, жизнь по определению противоречива и в ней, в частности, соседствуют информация нужная и полезная и информация ненужная или даже вредная и незаконная. В этой связи, следует напомнить о сути различий между двумя последними. Она в том, что в качестве «вредной» информацию квалифицирует та или иная культурная традиция (национальная, конфессиональная и т.д. и т.п.), а в качестве «незаконной» — соответствующая правовая система.

Далее отметим, что информации, в отличии от денег и здоровья, вполне может быть много. И зачастую ее переизбыток создает большие проблемы, чем недостаток. К примеру, основной тезис своего интервью журналу «Среда», имеющего достаточно выразительный подзаголовок «О выживании в агрессивной информационной среде», руководитель информационного агентства «Washington Online» политолог Николай ЗЛОБИН свел к следующему: «завтра мы будем бороться не ЗА доступ к информации, а за право ее НЕ получать». На основании непосредственного опыта американской жизни он говорит уже не о свободе информации, а о свободе и даже о защите человека от информации.

Такой поворот темы, по его оценке, генерирует агрессивная информационная среда, в которой обитает среднестатистический американец. Американская жизнь построена таким образом, что в ней очень часто возникают ситуации, когда ту или иную информацию тебе навязывают без твоего согласия, а иногда и вопреки ему, — подчеркивает Злобин.

Кроме того, многое из вышесказанного делает вполне понятным то, что значимой частью информации, циркулирующей вокруг нас, мы бы не хотели делиться, как говорится, с кем попало, тем паче без своего ведома.

В этой связи отмечу, что доктрина информационной безопасности РФ, утвержденная Президентом РФ 9.9.00 г., совершенно справедливо и не случайно выделяет два момента. Во-первых, «системообразующий» характер информационной сферы жизни общества, а, во-вторых, то, что интересы личности в этой сфере концентрируются вокруг соблюдения двух основных конституционных прав и свобод человека и гражданина, а именно: в сфере получения информации и в сфере пользования информацией, включая вопросы защиты информации, обеспечивающей личную безопасность.

Размышления на эту тему, применительно к виртуальной реальности ее воплощения, начнем с того, что зададимся казалось бы совершенно ясным на неискушенный взгляд вопросом: всегда ли мы с вами сами определяем содержание выводимой на мониторы наших компьютеров информации? К сожалению, ответ вынужденно отрицательный: далеко не всегда. И самый главный «виновник» ограничения нашего суверенного права — самостоятельно, без всякого постороннего вмешательства определять свое информационное меню — пресловутый спам.

Что такое «спам»?

Спам — это незапрашиваемая и большей частью совершенно нам не нужная, так называемая, «мусорная» информация, нежданно и непрошенно проникающая в наши дома и офисы по электронной почте (чаще всего, она представляет собой фигуры текста, содержащие коммерческую рекламу).

Кроме «незапрашиваемости», другим квалифицирующим признаком этого, сопутствующему социальному благу — всеобщей компьютеризации — паразитному информационному явлению служит его массовый характер (для характеристики данной особенности за рубежом подчас употребляется английский термин bulk — масса). Последнее достигается либо с помощью обширных списков рассылки при передаче одного сообщения, либо многократной посылкой сообщений одному получателю.

Этимологически термин спам происходит — от английского spam (SPiced НАМ) —перченый фарш, под которым — так исторически сложилось — имелись в виду просроченные мясные консервы достаточно невысокого качества, производимые в США и распространяемые в качестве гуманитарной помощи в период Великой Депрессии, Второй мировой войны и реализации «плана Маршалла».

Возраст

В сентябре 1999 г. мир отмечал тридцатилетие Интернета. Спам ненамного моложе.

Если верить результатам изысканий исследователя родословной этой всемирной сетевой «бяки» Э. Стефферуда (Einar Stefferud), самый «первый» спам датирован 1 мая 1978 и был разослан в сети Arpanet — одного из «предков» Интернета в его нынешней ипостаси.

В каком-то смысле символичным обстоятельством является то, что виновник этой первой спамовской «ласточки» остался в истории исключительно под своим онлайновым именем — Thuerk. Он был обычным сотрудником отдела маркетинга компании DEC. И содержание первого в мире спам-сооб-щения было достаточно невинным — все пользователи Arpanet'а получили электронное приглашение на презентацию очередного продукта компании DEC.

В каких разновидностях встречается?

Как уже говорилось, чаще всего мы имеем дело со спамом в ипостаси коммерческой рекламы.

Но — все течет, все развивается — и на экранах наших мониторов появились доселе невиданные экземпляры этого, по общему правилу, паразитного явления виртуального пространства.

Антивоенный спам

В частности, такую разновидность использовало для пропаганды своих идей международное движение противников войны США в Ираке.

В феврале-марте 2003 г. многие из нас получали письмо, призывающее проголосовать против войны в Ираке. Оно имело все признаки спама. В частности, неизвестный спамер-автор предлагал добавить в конец письма свою фамилию и разослать его как можно большему числу адресатов. И до этого момента спамеры весьма нередко эксплуатировали простые и понятные человеческие чувства — любопытство, желание побольше узнать об закулисной стороне жизни сильных мира сего, стремление разбогатеть. Однако антивоенного спаминга доселе не встречалось.

Политический спам

Еще одну спаминг новацию мы с вами могли наблюдать в марте 2003 г. Тогда в течении нескольких суток десятки тысяч пользователей Интернета как минимум в полутора десятках российских регионов и даже в Украине и в Молдове получали (некоторые по два-три раза) электронные письма, информирующие о начале «кампании по добровольному массовому привлечению новых членов» в ряды «Единой России».

Все эти письма отправлялись с самых разных Е-адресов, однако в качестве обратного адреса всегда указывался e-mail московской организации «Единой России».

В рассылаемом тексте от имени генсовета, центрального исполкома и московской организации «единороссов» настоятельно рекомендовалось руководителям «предприятий и организаций» приступить к формированию партячеек «и обеспечить вступление в нее новых членов (не менее 5% от списочного состава сотрудников)».

Уже само содержание такого рода «рекомендации» противоречит требованиям норм ФЗ «О политических партиях», который разрешает создание парторганизаций только по территориальному принципу.

Адреса, с которых рассылалось письмо, оказались фальшивыми. К примеру, директор компании «Магелан» Андрей Коломыткин сообщил газете «Ведомости», что адрес russia.edin@magelan.ru (один из тех, с которых приходили письма) вообще не зарегистрирован в «Магелане».

Московская организация «единороссов» немедленно заявила, что рассылка «не имеет никакого отношения к деятельности партии и является плодом грязных избирательных технологий». Заместитель председателя исполкома московской организации «единороссов» Н. Николаев заявил, что партия предпримет все меры для поиска провокаторов. Правда, по словам Ивана Зарубина, заместителя генерального директора интернет-холдинга Rambler, «отыскать настоящего отправителя письма, тем более если это опытный спамер, очень непросто».

В тоже время,появились и иные точки зрения по поводу происхождения и предназначения этого спам-хода. В частности, руководитель московского представительства консалтинговой компании «Бакстер Групп» О. Матвейчев заявил газете «Ведомости», что эта рассылка очень похожа на так называемый самострел. Имеется в виду одна из наиболее популярных черных политтехно-логий, предполагающая, что кандидат, партия или компания распространяют сами о себе абсурдный компромат, легко поддающийся опровержению.

Создав таким образом информационный повод, «самострелыцик» начинает на всех углах кричать о том, что его очернили, и пафосно осуждать грязные методы конкурентов и пр. С точки зрения черной политтехнологии «это позволяет не только лишний раз заявить о себе, но и мобилизовать сторонников и дискредитировать соперников». Вместе с тем Матвейчев выразил сомнение, что в такой «забюрократизированной структуре, как «Единая Россия», могли найтись люди, способные на самострел.

Еще один источник «Ведомостей» в центральном исполкоме «Единой России» не исключил, что рассылку спама организовали по распоряжению кремлевских кураторов партии, дабы «проверить реакцию общественности на подобные акции и способность партаппарата их гасить».

Чем мешает спам?

Во-первых, в варианте модемно-телефонного подключением к Интернету спам крадет время, затрачиваемое на его получение и удаление, а у тех, кто платит за трафик, — еще и деньги, поскольку пользователи электронной почты вынуждены оплачивать провайдерам время, потраченное на получение спама.

Во-вторых, массовые почтовые рассылки затрудняют работу информационных систем и ресурсов, спамеры получают несанкционированный доступ к серверу, что мешает его пользователям получить нужную информацию с должной степенью оперативности.

В третьих, спам зачастую содержит сведения, вводящие его получателей в заблуждение или используемые для осуществления недобросовестных или незаконных действий, например связанных с той или иной формой вторжения в частную жизнь. Этим,прежде всего, грешат методы получения спаме-рами сведений о наших IP-адресах. Тут в ход идут и отслеживание интернет-адресов посетителей тех или иных сайтов и использование несанкционированного доступа к различным базам данных, в том числе самым закрытым.

Последнее ярко иллюстрирует спам-предложение, нежданно-негаданно появившееся на экране моего монитора в апреле 2003 г. Не особо таясь, спа-мер-всезнайка предлагал целый блок (на 18 CD) достаточно актуальных и — что называется — чувствительных персональных данных, в частности, включающие в себя следующие позиции:

1) База Гибдд Москвы: дтп, угоны, (январь 2003!);

2) телефоны Москвы (август 2002);

3) база водительских удостоверений Москвы (январь 2003!);

4) база водительских удостоверений Мос-кой области (август 2002);

5) база жилищного фонда Москвы 2002;

6) база ВЭД(таможня) (2002 год полностью) + до 29 февраля 2003;

7) антикриминал (???- В.М.) (2003).

Но и это еще не все. Скажем, все чаще к несанкционированным рекламным и иным сообщениям прикрепляются файлы с информацией антиобщественного содержания (в частности, ссылки на сайты с порнографией), а также вредоносные компьютерные программы (вирусы, «черви» и т.п.)

Наконец, немаловажен и психологический фактор, обилие спама очень раздражает пользователя.

Что делать?

Пользователям электронной почты.

Прежде всего замечу: абсолютного оружия борьбы со спамом пока нет ни у кого. Тем не менее, кое что все же в арсенале борцов имеется и обычно это некий джентельменекий набор из четырех позиций — разъяснение, программирование, принятие специальных антиспамовских законодательных норм и штрафы[1].

Но все по порядку. Что касается рядовых пользователей... Самый простой совет рядовому получателю спама — отослать нежданную и ненужную вам информацию технической службе своего провайдера или почтового сервера, чтобы там «разобрались». Но насколько этот способ борьбы эффективен, вопрос, как говорится открытый.

Обобщенно же говоря, пользователи электронной почты имеют возможность защищаться от спама либо социально: путем подачи жалоб властям — государственным или сетевым (провайдерам) на действия спамеров; либо «программно», — соответствующим образом выстраивая собственное программное обеспечение. В частности, возможна установка специальных про-грамных фильтров, блокираторов.

Кроме того, важный процедурный совет: старайтесь не давать ответов на спам-обращения, в том числе, так называемых «отказных». Расчитывать на «порядочность» спамера достаточно наивно, так что скорее всего ваше отказное письмо выполнит функцию информатора нарушителя вашего информационного суверенитета и «обидчика» (в Древней Руси слово «обида» означало «преступление») о том, что ваш электронный адрес «живой».

Как результат — в ближайшие дни получите поток нового спама. Поэтому, кстати, спамеры и просят ответить им со словами: «Больше не отправлять подобных сообщений». Простой, но эффектный маркетинговый трюк. Впрочем, нет правил без исключений. Иногда отдельные «отказники» умеют находить нужные и убеждающие даже «железных» спамеров аргументы.

«Как-то пришел ко мне ответ от одной девушки, — делится воспоминаниями один из них. — Прочитав его, я исключил этот адрес из списка своих рассылок. Девушка ярко и образно описала, что настолько влюблена в компьютер и впечатлительна, что присылаемый в любое время дня и ночи спам мешает ей выполнять свои супружеские обязанности».

Важная часть мер персональной защиты от нежелательной информации на экране своего монитора — разумная и достаточная забота о сохранении конфиденциальности своих координат в виртуальной среде. Ведь не секрет что зачастую именно своей беззаботностью мы сами открываем спамерам, ворующим наши пароли и логины, двери нашего виртуального пространства. Вот что по этому поводу говорят «знатоки».

Пароли у пользователей воруют примерно на 95% путем засылания им «троянских» программ, — рассказал журналистке «Известий» Петр Диденко, начальник отдела технической поддержки провайдера «Зенон Н.С.П.». — Причем неважно, пользуетесь ли вы Dial-up или выделенной линией. Если вам послали «троянскую» программу и вы ее запустили, она «подбирает» пароль и отправляет его по почте злоумышленнику.

Журналистка поделилась с читателями собственным опытом борьбы со спамерами — нарушителями ее личного виртуального пространства, с привлечением к этой борьбе соответствующих государственных «компетентных органов». К обращению журналистки «Органы» отнеслись с достаточной степенью серьезности и обещали нарушителя ее информационного суверенитета нейтрализовать. И действительно, через какое-то время ее электронная почта стала работать в нормальном режиме. Правда, назвать имя нарушителя ей отказались, сославшись на условия договора о нераспространении информации о пользователях.

Именно ваш провайдер должен был обратиться с заявлением к нам, — сообщил ей представитель «компетентных органов». — К сожалению, зачастую они не желают привлекать к себе внимание. Впрочем, вы сами можете написать заявление, тогда у нас появятся основания для начала следственных действий, — продолжил он. И назвал электронный адрес, который я здесь с удовольствием воспроизвожу, по которому можно слать жалобы на действия нарушителей личного виртуального пространства и информационного суверенитета: ciber.mvd@gin.ru[2].

Уже в ноябре 2002 г. в Рунете открылся один из первых коллективных фронтов борьбы со спамом — информационным агрессором XXI века — специальный сайт позиционирующий себя в качестве виртуальной площадки для объединения усилий всех противников спама, активно, с помощью самих пользователей Сети, набирающий соответствующий контент[3].

На уровне провайдеров.

Провайдеры, посредством систем и ресурсов с которых отправляется и получается незапрашиваемая информация, лучше всего представляют себе негативные последствия спама. Поэтому как правило именно провайдеры — основной рычаг воздействия на ситуацию со спамом. Ими в первую очередь используются такие способы борьбы со спамом, как фильтрация (селекция и уничтожение почтовых сообщений) и блокировка (идентификация и отказ в принятии сообщений).

Кроме того, в последнее время получают развитие использование механизмов саморегуляции, объединения усилий и возможностей друг друга, попытки совместными организационно-техническими и организационно-правовыми мероприятиями повысить эффективность действий по борьбе с массовыми почтовыми рассылками и со спамерами.

В частности, Российская Ассоциация документальной электросвязи (АДЭ) объявила о своем намерении под эгидой Минсвязи подготовить законодательные предложения по борьбе со спамом. В июле 2003 г. АДЭ представила в Минсвязи РФ проект меморандума «О противодействии распространению вредоносных программ и спама», в котором непрошеные рассылки фактически приравнены к компьютерным вирусам. «Задача меморандума — довести до Минсвязи точку зрения всех заинтересованных организаций и описать наше видение проблем борьбы со спамом», — поясняет один из разработчиков меморандума, представитель корпорации MicroSuck по связям с госорганами Михаил Якушев. В написании этого документа участвовали представители более двух десятков крупнейших IT-компаний, Минсвязи и отраслевых институтов. «Эта проблема сплотила всех участников рынка, поскольку она представляет серьезную угрозу функционированию информационных систем», — считает замгендиректора холдинга Rambler Иван Засурский.

Нарастающий вал спама заставляет и зарубежные компании искать достойный выход. Этот поиск сплачивает даже непримиримых конкурентов. В мае 2003 г. компании America Online, MicroSuck и Yahoo объявили о начале совместной работы по выработке мер и стандартов, которые помогут блокировать спам. Принадлежащий MicroSuck сервис электронной почты Hotmail уже позволяет каждому из 110 миллионов абонентов отправлять не более 100 писем в день, ограничивая число адресатов до 50.

Совсем неудивительно, что именно вышеназванные компании решили объединить свои усилия в борьбе со спамом. Количество пользователей их услуг или программных продуктов исчисляется сотнями миллионов, что делает компьютерных гигантов весьма вероятными мишенями антиспамер-ских исков. Несмотря на всю виртуальность спама, считается, что годовой ущерб от него экономике США составляет 8-10 миллиардов долларов, странам Евросоюза — по разным оценкам от 2,5 до 9. Пока гнев пользователей Сети обращался непосредственно против тех, кто рассылает спам, однако, поскольку поймать злоумышленников непросто, рано или поздно праведный гнев «толпы» пользователей может обратиться на провайдеров и производителей почтовых программ[4].

Летом 2003 г. американская корпорация «Майкрософт» и прокуратура штата Вашингтон объявили о начале беспрецедентной по масштабам исковой кампании по борьбе с «рекламным мусором» в сфере высоких технологий. В рамках объявленного против спама похода «на ВЫ» «Майкрософт» подал сразу пятнадцать судебных исков (13 в США и 2 в Англии) против наиболее активных спамеров требуя применения к ним штрафных санкций, предусмотренных законодательством штата Вашингтон и Великобритании. Суммарно речь идет о 2 млрд. (!) полученных адресатами непрошеных электронных сообщений рекламного и иного характера.

Весьма серьезный, но пока еще мало задействованный потенциал средств правовой борьбы со спамом содержится в нормах обязательственного права. Дело в том, что по общему правилу, именно провайдер вырабатывает правовые условия пользования своими услугами (конструкция публичного договора и договора присоединения). Именно эти договорно-правовые условия (пока специальный антиспамовский законопроект только пишется) должны взять на себя основную нагрузку защиты прав пользователей информационных интернет-услуг на собственный выбор своего информационного меню.

Соответствующие договора должны предусматривать права пользователей требовать от провайдера принятия технологических контрмер против спамеров, а также право и обязанность самих провайдеров применять такие меры. Для этого пользователи должны добиваться внесения в них пунктов, запрещающего рассылку спама, либо, на худой конец, общего требования к сторонам договора соблюдать законодательство РФ и обычаи делового оборота.

Кроме этого, в этом договоре, как говорится, не будут излишними нормы, регламентирующие запрещение фальсификации сведений об отправителе электронной почты, решение проблемы юрисдикции, а также обеспечения доказательств при возникновении спора в связи с наличием факта и характером почтовых рассылок. Также не помешает закрепление обязанности оператора связи информировать пользователей о политике провайдера в отношении спама и конкретных действиях, связанных с ее реализацией.

В рамках такого рода действий, по факту осуществления массовой почтовой рассылки, провайдер вполне имеет право заявить об одностороннем расторжении договора с своим контрагентом-спамером. В этом случае его основной аргументацией должно являться нарушение последним условий договора и/или нарушение обычаев Сети со ссылкой на ст. 309 ГК РФ. Норма этой статьи закрепляет положение о том, что «обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями».

Прогнозируемыми контраргументами клиента-спамера, если он изъявит желание разрешить ситуацию с провайдером цивилизованным образом, — в ходе судебного разбирательства, — могут явиться указания на норму ст. 29 ч. 4 Конституции РФ и/или ч. 1 ст. 27 ФЗ РФ «О связи», в которой закреплено положение о том, что «все пользователи связи на территории Российской Федерации на равных условиях имеют право передавать сообщения по сетям электрической и почтовой связи» со ссылкой на положения ст. 168 ГК РФ и ничтожность норм договора, не соответствующего требованиям закона.

Противостоять такому демагогическому «ходу», среди прочего, можно опираясь на норму п. 1 ст. 10 ГК РФ. В соответствии с ней «не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах».

Как представляется, наиболее одиозные проявления спама вполне могут быть квалифицированы и как злоупотребление правом на передачу информации с прямым умыслом (шикана) причинить вред (в случае рассылки спама с непристойным содержанием) и, что более вероятно, как злоупотребление правом без прямого умысла, но объективно причиняющее вред третьим лицам.

В частности, как провайдерам (расходы по обслуживанию «мусорного» интернет-трафика, а также упущенная выгода в виде недополученной платы за свои услуги от абонентов в течении времени обработки спама), так и пользователям (их вред выражается, как минимум, в виде расходов по оплате услуг провайдера в течении времени получения, ознакомления и избавления от спама).

При обратной ситуации (т.е. когда истцом выступает провайдер или пользователь) необходимо задействовать нормы об общих основаниях ответственности за причинение вреда (ст. 1064 ГК РФ).

Законодателям:

В иных палестинах.

Осознавая серьезную общественную опасность спаминга, ряд государств приняли либо принимают специальные законы, направленные на ограничение или запрещение незапрашиваемых массовых почтовых рассылок. Неудивительно, что лидером в этом выступили именно США. Здесь на уровне штатов уже с 1998г. действуют специальные законодательные акты[5]. Например «The Colorado Junk Email Law», принятый в Колорадо в июне 2000 г., запретивший фальсификацию заголовков писем, использование адресов третьих лиц. Аналогичный закон Коннектикута запретил фальсификацию заголовка письма; в Айдахо «Idaho Code» от 1 июля 2000 запрещает фальсификацию заголовков и текста письма, использование адресов третьих лиц без их разрешения, и разрешает провайдерам принимать меры по фильтрации электронной почты.

Губернатор американского штата Вирджиния подписал закон своего штата по борьбе со спамом прямо в штаб-квартире компании Amerika Online. С первого июля 2003 г. суды этого штата получили право не только налагать на спамеров штрафы, но также и подвергать конфискации их имущество. На сегодняшний день это самый жесткий в мире закон против спама.

По результатам состоявшихся в ноябре 2001 г. в Конгрессе США специальных парламентских слушаний,посвященных законодательным и иным аспектам борьбы со спамом, к этой работе подключился и федеральный уровень законодательной власти США. В частности получили известность соответствующие проекты законов федерального уровня — Can spam act, Anti-Spamming Act, Unsolicited Commercial Electronic Mail Act, Wireless Telephone Spam Protection Act, Unsolicited Commercial Electronic Mail Act.

В Европе выработка антиспаминговых мер породила серьезный позиционный конфликт исполнительной и представительной ветвей общеевропейской власти. В частности, зимой 2002 г. министры связи и телекоммуникаций 15-ти стран Евросоюза г. не сошлись во взглядах с депутами Европейского парламента в ходе обсуждения проекта. «Telecommunications Data Protection Directive»o том надо ли включать в ее текст положения, ограничивающие коммерческий спам путем запрещения несанкционированных рас-сылок по электронной почте. Министры решили, что это надо. Правовая позиция Европарламента по этому вопросу несколько иная. В ноябре 2001 г. его депутаты решили не включать электронную почту в список коммуникационных средств, свободных от несанкционированных рассылок коммерческого характера, оставив прерогативу принятия окончательного решения о запрещении спама на усмотрение правительств стран-членов Евросоюза.В тоже время Европейский парламент проголосовал за запрещение рассылки несанкционированных коммерческих SMS-сообщений.

11 стран Евросоюза ратуют за то, чтобы полностью запретить несанкционированные рассылки по электронной почте, а четыре (Великобритания, Ирландия, Люксембург и Франция) предпочитают менее радикальный подход к решению этой проблемы[6].

Вопросам правового регулирования отношений по поводу спама посвящены нормы пп. 30 и 31 Directive 2000/3 I/EC of the European Parliament and of the Council of 8 June 2000 on certain legal aspects of information society services, in particular electronic commerce, in the Internal Market (Директива по электронной коммерции).

В них, в частности, предлагается странам ЕС либо запрещать его рассылку без предварительного согласия получателя (данный механизм имеет обозначение opt-in), либо внедрять механизм opt-out (при применении этого механизма в случае направления незапрашиваемой коммерческой информации юридическим лицам последние должны иметь возможность от нее отказаться), а также закреплено важное положение о том, что незапрашиваемые рассылки не должны оплачиваться их получателями

Во Франции также предполагается принятие ряда законодательных мер, направленных на борьбу со спамингом. В частности, предлагается, что электронная рекламная рассылка может быть применена только при отсутствии заявления со стороны пользователя о нежелании ее получать. Намечено формирование единых справочников с адресами тех пользователей, которые желают об этом заявить. Судебная практика Франции уже создала прецедент разбирательств по данному вопросу: перед судом предстали последователи церкви сайентологов за рассылку по электронной почте своих пропагандистских материалов лицам, заявившем о своем нежелании их получать.

Закон Франции от 30.09.86. «О свободе в сфере коммуникаций» в августе 2000 г. был дополнен главой 6 — «Положения о регулировании электронных коммуникационных служб, не относящихся к службам частной коммуникации». Статья 43-7 этой главы гласит, что физические и юридические лица, оказывающие услуги по доступу к сети Интернет, деятельность которых не связана с осуществлением частной коммуникации, обязаны с одной стороны информировать своих клиентов о наличии технических средств, позволяющих ограничить доступ к некоторым материалам и отсеивать их, а с другой стороны, обязаны предлагать им как минимум одно из этих средств.

В Норвегии спам без предварительного согласия на него получателя информации запрещен (Act No. 47 of 16 June 1972 relating to the Control of Marketing and Contract Terms and Conditions (The Marketing Control Act) § 2a (as amended effective March 1, 2001), Section 2b). В Австрии закон «О телекоммуникациях» (Telecommunication Act, §§ 101, 104(3)(23) BGB1 188/1999) содержит норму о том, что в случае осуществления незапрашиваемой почтовой рассылки можно требовать от отправителя компенсацию в размере до 500 тыс. австрийских шиллингов, а в Италии с мая 1999 в качестве санкции за аналогичные действия была установлена сумма возмещения убытков от 500 до 5000 евро (Decreto legislative 22 maggio 1999, п. 185 (Legislative Decree Implementing Distance Contracts Directive)). В Дании Marketing Practices Act с июля 2000 года налагает обязанность на отправителя рекламных почтовых сообщений иметь предварительное согласие получателя.

Среди родных осин.

В Российской Федерации сбалансированный подход к разработке специальных норм, регулирующих массовые почтовые рассылки еще только формируется. Основными точками роста в этом смысле на сегодняшний день являются уже упомянутая нами инициатива Российской Ассоциации документальной электросвязи (АДЭ), объявившей о подготовке своих предложений по активизации законодательных форм противостояния спаму, а также антиспамерская инициатива российского Комитета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех», уже представивший «городу и миру» интересный проект своей инициативной разработки на эту тему[7].

Как представляется, необходимо объединять усилия и потенциал этих и иных общественных антиспамовских законопроектных инициатив. Кроме того, не должны быть преданы забвению соответствующие наработки, содержащиеся в ряде подготовленных за последние годы законопроектов, связанных с регулированием сети Internet и электронной коммерции.

Например, в проекте ФЗ «О регулировании российского сегмента сети Интернет», обнародованном в марте 2000 года (публикуется в настоящем издании) владелец электронной почты наделяется правом отказа от получения незапрошенной информации. Для реализации этого права провайдер обязывается бесплатно осуществлять блокировку сообщений отправителя почтовых рассылок, а последний — прекратить таковые. В ст. 11 этого законопроекта содержится требование о том, что «незапрошенная информация коммерческого характера... должна быть точно и недвусмысленно идентифицироваться как таковая».

Аналогичная по содержанию норма присутствует и в ст. 18 проекта ФЗ «Об электронной торговле» (принят в первом чтении 6.6.01. г.). Она предписывает, что «не согласованная (не затребованная) с клиентом информация или предложения делать оферты, направляемые физическому или юридическому лицу путем электронной почты, должны быть легко и точно определяемы в момент получения».

В проекте ФЗ «О правовом регулировании оказания Интернет-услуг» (публикуется в настоящем издании) в ст. 33 указывается на обязанность отправителя при отправке рекламных сообщений указывать в теме сообщения строку «на правах рекламы», а норма п. 1 ст. 37 этого законопроекта говорит о штрафе, а также о возмещение убытков («если иная ответственность не установлена настоящим законом и иными правовыми актами») за систематическую умышленную отправку пользователем Интернет по адресам электронной почты данных, не запрошенных получателем и содержащих рекламу.

Норма п. 2 ст. 37 этого же законопроекта устанавливает более значительную ответственность за повторное административное нарушение, а норма ст. 38 — солидарную ответственность провайдера за почтовые рассылки отправителя.

Пока законы разрабатываются.

Процедура разработки и прохождения антиспамовского закона займет достаточно продолжительное время, от года и более. Кроме того, не будем забывать того обстоятельства, что потенциал выживаемости Интернета (как его плюсов, так и минусов) чрезвычайно велик. Ведь самим фактом его рождения мы обязаны выполнению военной задачи обеспечения выживания электронных систем управления даже в условиях атомной войны! А уж искусство приспособления к условиям агрессивной законодательной среды освоено интернет-правонарушителями весьма и весьма хорошо. Самый применяемый прием в этом случае — использование доступа к Сети из стран с более щадящим правовым режимом.

В этих условиях, необходимо думать о формировании концепции глубоко эшелонированного наступления на наглеющий спаминг, в рамках которой законодательный фронт борьбы должен подкрепляться союзническими усилиями «и слева и справа». В частности, в виде подсистемы организационной и технологической «самообороны» и страхования в случае прорыва этой «самообороны», со стороны пользователей электронной почты и их провайдеров.

Так что, параллейно с социально востребованным законопроектным процессом должен идти процесс наработки и апробирования каких-то дополнительных алгоритмов подавления излишней и назойливой спамовской активности. Например, по типу продемонстрированного первым зам. министра связи РФ А. Коротковым против «доставшего» его спамера — Центра американского английского. Защищая в рамках самообороны свой электронный информационный суверенитет, А. Коротков организовал через компанию Golden Telecom беспрерывный дозвон по всем номерам его обид-чика-спамера. Через каждые 10 секунд телефоны Центра получали звонки с озвучиванием обращения от имени г-на Короткова с настоятельной рекомендацией пересмотреть методы их виртуальной рекламной деятельности.

По словам А. Короткова у него имеется еще десяток идей на тему, как можно вполне легально поставить на место наиболее «доставучих» спаме-ров»[8].

Как знать, может быть именно такого рода воздействие по принципу «подобное подобным» окажется наиболее эффективным! Во всяком случае, этот же принцип взят на вооружение рядом американских звукозаписывающих компаний в рамках их корпаративной борьбы с другой «бедой» Интернета — компьютерным пиратством. В частности, эти корпорации намерены превратить загрузку нелегальной музыки в пытку для пользователя. Например, антипиратская программа отслеживает попытку скачивания пиратского файла и либо пресекает ее, либо сильно замедляет процесс. В последнем случае загрузка даже небольшого музыкального фрагмента может длиться несколько десятков минут или даже несколько часов. Видимо, предполагается, что у среднестатистического пользователя лопнет терпение и он прервет скачивание.

В качестве другого «самооборонного» способа борьбы с пиратами виртуального пространства американцами предлагается подсовывание пиратам фальшивок. Для этого на сервере файлообменной сети размещается множество поддельных музыкальных файлов. В результате любители бесплатной попсы вместо «Тату» или Бритни Спирс получают кучу абсолютно бесполезных мегабайтов.

Еще один способ борьбы с пиратством рекорд-лейблы явно позаимствовали у порнографических сайтов: те обычно в рекламе обещают абсолютно бесплатную «клубничку», но при заходе на сайт первым делом требуют денег. Американские «самооборонцы» в войне с пиратством намерены перехватывать попытки сгрузить бесплатные файлы и направлять пиратов на сайты, где музыку продают[9].

Интересен и подлежит осмыслению еще один аспект американской модели борьбы с Интернет-правонарушителями, касающийся опять-таки методов такого рода борьбы. Оказывается, в США среди ее основных участников наличествует существенная разница подходов к содержанию и формам этой борьбы. В частности аналитики отмечают серьезные расхождения в позициях американской киноиндустрии и индустрии звукозаписи в отношении методов борьбы с Интернет пиратством.

Например, ассоциации звукозаписывающих компаний и издателей программной продукции намерены совместно противодействовать принудительному внедрению антипиратских технологий, применение которых предписывается властями США. А вот ассоциации ведущих кинокомпаний продвижение таких технологий, ограничивающих копирование цифровых аудио- и видеозаписей наоборот приветствуют.

В январе 2003 г. представители Ассоциации индустрии звукозаписи США (RIAA) и двух ведущих альянсов производителей компьютерных программ, BSA и CSPP, совместно опубликовали Свод принципов, с их точки зрения призванных регламентировать распространение цифрового контента.

Так вот, в числе прочего, этот документ содержит протест против принимаемых законодателями и регулирующими органами США мер, направленных на предотвращение нелицензионного копирования цифровых записей. По мнению авторов документа, компаниям следует предоставить возможность самостоятельно и добровольно принимать меры, которые кажутся им адекватными для борьбы с пиратством[10].

Необходимо подключать рычаги всех возможных юрисдикций.

Как известно (и многие из тех, кто занимается рассылкой спамовских обращений, не стесняются об этом говорить прямо в его тексте ), главным аргументом в пользу, якобы, законности спаминг-деятельности в России считается норма ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, которая предоставляет каждому право свободно получать и распространять информацию.

В частности пресс-центр газеты «Аргументы и факты», предлагая (8.12.02) с помощью спама проведение в конференц-зале «АиФ» пресс-конференций, брифингов и презентаций, в жанре посткриптума сообщает: «Данная рассылка произведена в соответствии с ч. 4 ст. 29 Конституции РФ. Ваш электронный адрес получен из открытых источников и используется для единичной доставки сообщения. Приносим свои извинения, если наши действия причинили Вам неудобства».

Что можно сказать по поводу такого рода аргументации?

Прежде всего, будем помнить, что информационная свобода спамера заканчивается «у дверей» нашего с вами личного виртуального пространства, вход в которое, как и в реальное жилище, возможен только с разрешения его хозяев. Далее. Право спамера на рассылку спама отнюдь не порождает автоматического возникновения обязанности других пользователей этот незапрашиваемый информационный спам-продукт получать (в теории права такого рода отношения субъектов информационного права именуются кон-сенсуальными отношениями).

В рамках понимания информационных коммуникаций как консенсуаль-ных, то есть требующих взаимного согласия субъектов информационных отношений на таковые, следует шире и глубже использовать конституционно-правовой потенциал норм ст.ст. 23 и 24 Конституции РФ, гарантирующих право на неприкосновенность частной жизни и составляющих конституционную основу разноотраслевой системы ее правовой охраны[11].

Эти нормы в полной мере сохраняют свой регулирующий потенциал по отношению к содержанию и характеру информационных процессов, происходящих в сети Интернет

При этом надо себе вполне четко представлять, что «конкурирующая» ст.ст. 23 и 24 Конституции РФ конституционная норма, закрепляющая пяти-членное право свободы поиска, получения, передачи, производства и распределения информации (ч. 4 ст. 29), предоставляет соответствующие права субъектам информационных отношений только в случае соблюдении ими законных интересов и прав других субъектов. Этот вывод прямо и недвусмысленно вытекает из конституционного положения, содержащего указание на реализацию перечисленных действий только при осуществлении их «законным способом».

Пока что конституционно-правовой потенциал этих норм в борьбе со спамингом задействован весьма слабо. Это плохо. Нам всем необходимо пос-тепено отходить от повсеместного привыкания к постоянному внешнему «информационному шуму», в том числе и на экранах наших мониторов, и нарабатывать мускулы эффективного социально-правового, в том числе с задействованием рычагов конституционной юрисдикции, противостояния наступлению на наше виртуальное пространство информационных агрессоров.

Кстати говоря, в этом противостоянии пока не задействована не только конституционная юстиция. Дело в том, что потенциально спамер может быть привлечен даже к уголовной ответственности. Статья 274 УК РФ говорит об уголовной ответственности за нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, если такая деятельность повлекла уничтожение, блокирование или модификацию охраняемой законом информации ЭВМ. А разве не блокирование нашего доступа к почтовому серверу и происходит в ходе спамерской деятельности — информация не изменяется, но доступ к ней оказывается именно заблокированным. Санкция, предусмотренная УК в данном случае, достаточно строга: нарушитель наказывается лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок до 4 лет. Почему мы не инициируем возбуждение уголовных дел по такого рода составам преступлений?

Впрочем и в иных, не уголовных юрисдикциях, наша активность столь же исчезающе мала. Во всяком случае на сегодняшний день получило известность лишь одно судебное дело, рассмотренное в марте 2000 года в Ха-мовническом межмуниципальном народном суде г. Москвы в порядке гражданско-правового судопроизводства по иску пользователя — физического лица к провайдеру «МТУ-Информ».

Поскольку спам — явление планетарное, то и фронт борьбы с ним должен быть соответствующим. Настоятельная общественная потребность в разработке эффективных алгоритмов противостояния мировому наступлению спамеров на наш информационный суверенитет (подчеркнем, что в ходе такого наступления национальные границы и географическое расстояние зримо утрачивают свое значение) явственно требует новых форм международного сотрудничества в этой сфере.

Видимо, кроме межгосударственных форм кооперации соответствующих усилий должны получить более активное развитие и формы транснационального сотрудничества в этой сфере общественных отношений со стороны субъектов так называемого «третьего сектора» — неправительственных общественных формирований.

Было бы правильно, что называется «во всех отношениях», если бы в предверии Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (Женева, декабрь 2003 г.) с соответствующей инициативой на эту тему выступил бы российский Комитет Программы ЮНЕСКО «Информация для всех». Его союзником на этом благородном поприще мог бы явиться известный транснациональный проект — GIPI (Глобальная инициатива по политике в Интернет), — как известно, так же как и Программа ЮНЕСКО «Информация для всех», имеющий внутри себя соответствующую российскую структуру.

Развитие ситуации в сфере объединения усилий государств и транснациональных общественных объединений по укоренению в виртуальном пространстве правовых и этических регуляторов, видимо, уже совсем скоро позволит нам стать свидетелями создания межгосударственных или даже надгосударственных органов, наделенных соответствующими Е-компетен-циями и Е-полномочиями.

Во всяком случае, осторожное предположение проф. М. Федотова на эту тему, высказанное в 1998 г. о появлении в Сети специализированных «судов, в первую очередь третейских, принимающих по сети иски, заслушивающих стороны и выносящих решения» уже воплотилось в реальность. Так, с осени 2002 г. в США в штате Мичиган вполне буднично функционирует совершенно реальный киберсуд. К его юрисдикции относится разрешение споров высокотехнологических компаний и дел по экономическим преступлениям с суммой ущерба не менее 25 тысяч долларов[12].

В рамках апробации этой пока еще необычной формы судопроизводства адвокаты сторон публикуют в онлайне краткое письменное изложение предмета спора с привлечением необходимых фактов и документов, затем в режиме телеконференции проходят судебные прения, а допрос свидетелей транслируется по видео специально обученному и соответствующим образом оснащенному судье, чей вердикт формализуется на экране монитора.

Затраты на создание такого экспериментального виртуального суда предположительно оцениваются в диапазоне от 250 до 500 тысяч долларов. Если эксперимент в Мичигане пройдет удачно, то другие штаты США начнут тиражировать этот опыт, что, в свою очередь, реально откроет дорогу в Новом свете массовому освоению подобного IТ-судопроизводства.

Что день грядущий нам готовит?

По оценкам компании «Япёех», уже сегодня 60-70% писем электронной почты представляют собой спам. Получение спама приводит пользователей российского Интернета к убыткам, превышающим $200 млн в год, считают в интернет-холдинге Rambler. Только частные интернет-пользователи России ежегодно платят совокупный «налог на спам» порядка $120 млн.

В мировом масштабе объемы спама стремительно растут. Если в 2001 г. спам занимал лишь 8% всего трафика электронной почты и обошелся пользователям Интернета во всем мире в 10 млрд евро, то в 2002 г. доля спама в общем трафике сообщений превысила 40%. По данным Ferris Research, в 2002 году несанкционированная электронная реклама, нанесла американским компаниям ущерб в размере $8,9 млрд, а европейским — на $2,5 млрд.

Однако у этой монеты есть и другая сторона. И, если для одних спам — источник головной боли, то для других — выгодный и быстро растущий бизнес. По мнению аналитиков «Gartner» организация электронной рекламы занимает 7-10 рабочих дней по сравнению с тремя-шестью неделями при рассылках по обычной почте.

При этом расходы на рассылку электронной почтой на два порядка ниже — $5-7 на тысячу адресов. В результате доля рекламной электронной почты в США к 2005 г. согласно прогнозам будет составлять уже 50% от всей почты, приходящей американским семьям. В 2003 г., по данным исследования Message Labs, но долю спама приходится 28% всей деловой электронной почты.

Какова ситуация в этом смысле у нас? По оценкам Игоря Ашманова, управляющего партнера компании «Ашманов и партнеры» (разработчика программы, позволяющей отфильтровывать спам), общие заработки спаме-ров в Рунете составляют порядка $3-5 млн в год. «Наиболее пессимистичная оценка — $10 млн в год, что сопоставимо с объемом всего легального рынка онлайновой рекламы в нашем сегменте Сети», — отмечает Ашманов. По его данным, в день в Рунете рассылается от 15 млн до 30 млн спамерских писем. Этот рынок имеет сформировавшуюся структуру. «Есть две-три крупнейшие профессиональные конторы, есть 20-30 мелких контор, и есть слой «шпаны» — например, студентов, занимающихся спамерскими рас-сылками от случая к случаю», — говорит Ашманов[13].

Не отстают от своих коллег в первопрестольной и спамеры северной столицы. По оценкам тамошней печати профессиональные петербургские спамеры ежемесячно зарабатывают до $250 тыс., и оборот этого бизнеса со дня на день только увеличивается.

В будущем спам, если человечество не выработает эффективных способов введения этого явления нашей жизни в цивилизованные правовые рамки, может буквально заполонить наше общественное и личное информационное пространство. Дело в том, что для рекламодателей в спаме есть множество привлекательных качеств. Разослать рекламу по электронной почте сравнительно просто и дёшево. При этом эффективность вложений оказывается довольно высокой. Заказчики спамерских рассылок прямо говорят, что после рассылки спама за $500 звонков больше, чем после рекламы в глянцевом журнале за $5000.

В этой связи вовсе не странным выглядит то обстоятельство, что спам привлекает клиентов сильнее, чем большинство иных разновидностей онлайновой рекламы.

Всякое ли противодействие равно действию?

Правовое государство потому и называется правовым, что любой его гражданин имеет реальные возможности бороться за свои права и свободы. Спаме-ры — отнюдь не космические пришельцы, а вполне земные люди с вполне земными потребностями. В огромном числе случаев они выходят на большую информационную дорогу совсем не из хулиганский побуждений — у некоторых их них есть поводы для оправдания. Или по крайней мере для самооправдания. А у некоторых из них — и для правового противодействия. Так, инициативная группа заявителей обратилась в суд американского штата Флорида с серьезным иском в защиту интересов всего спамерского сообщества,. По информации издания The Register, иск подан от имени компании EmarketersAmerica.org против ряда организаций и частных лиц. Из названия компании (его можно перевести как «электронные маркитанты Америки») становится понятно, какую тактику намерены применить в суде представители спамеров. Они явно будут выказывать себя в виде свободных электронных торговцев. Вполне возможно, они напомнят, что за обильную бумажную рекламную рассылку, которая забивает обычные почтовые ящики, никого не судят.

Предварительно представитель истца известный адвокат — защитник спамеров — Марк Фельстайн заявил, что борцы со спамом не только порочили в СМИ честь и достоинство спамеров, но даже блокировали их электронные адреса, что мешало их бизнесу. The Register приводит оценку объема возможных денежных санкций, если суд посчитает спамеров несправедливо обиженными — антиспамеровское движение может быть оштрафовано в общей сложности на $75 млн[14].

В наших «родных пенатах» до такого рода исков еще не дошло, но исключать их появления, видимо, не стоит. Во всяком случае виртуальные защитники спамер-деятельности у нас уже появились, для того, чтобы удостовериться в этом достаточно посетить, например, сайт «Общественного Совета по Информационному Обмену в Сети»[15].

----------------------------------

[1] См.: Якушев М. Четыре способа остановить спам, «Независимая Газета», 20.06.03.

[2] См.: Взломщики с компьютерной дороги, «Известия», 1.10.02.

[3] См.: Крестовый поход против спама, «Ведомости», Плющев А., 5.12.02. См.: БорейкоА. Спам — беда общая, «Ведомости», 28.07.03

[4] См.: Черный В. Письма в консервах, «Итоги», 6.5.03.

[5] Интересные данные об этом в агрегированном виде представлены в виде спец. таблицы известным специалистом в сфере правовых проблем Интернета В. Наумовым, см.: Наумов В.Б. Право и Интернет: Очерки теории и практики. — М., Книжный дом «Университет», 2002. — с.100-104.

[6] Подробнее см.: Пол Меллер, «Министры Евросоюза против Европарламента» по адресу: http://www.osp.ni/nets/2002/01 -02/018_ 1 .htm.

[7] Подробнее см. по адресу: http://www.ifap.ru/as/index.htm

[8] См.: БорейкоА. Спам — беда общая, «Ведомости», 28.07.03.

[9] См.: Дзагуто В. Музыкальная пытка, «Время новостей», 5.5.03.

[10] См.: Уингфилд Н., Дон Кларк Д. Вопреки прогрессу, «Ведомости», 15.01.03.

[11] Подробнее см.: Виктор Наумов, «Спам: юридический анализ явления», доступно по адресу www.rassianlaw.net.

[12] Подробнее об этом см. по адресу: www.michigancybercourt.net

[13] См.: БорейкоА. Спам — беда общая, «Ведомости», 28.07.03.

[14] См.: Королева Н. Закон против прогресса, «Известия-Связь», 22.05.03.

[15] http://www.osios.org/


Предыдущая глава  Оглавление  Следующая глава


 

Источник информации: http://www.internet-law.ru/intlaw/books/smi/3483.htm

 

Добавить эту страницу в закладки:

 


 

Произвольная ссылка:

Разработка сайта
ArtStyle Group

Уважаемый посетитель!

Вы, кажется, используете блокировщик рекламы.

Пожалуйста, отключите его для корректной работы сайта.