Форум ''Интернет и Право''
01 Декабрь 2022, 10:05:40 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: Форум "Интернет и Право" прекратил свою работу с 01 января 2013 г.
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
В закладки:
Страниц: 1 2 3 [4]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Обсуждаем статью: Расширительное толкование терминов...  (Прочитано 19847 раз)
Carolus
Участник
**
Офлайн Офлайн

Сообщений: 371


Нечем защищаться - бей кодексом!


E-mail
« Ответ #30 : 12 Ноябрь 2007, 21:32:56 »

Но ведь в самой же нашей статье цитируется ч. 2 ст. 1 ФЗ "Об информации...": Положения настоящего Федерального закона не распространяются на отношения, возникающие при правовой охране результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации.

Как говорится, "чего же боле?".

Да. Но ведь мы первично используем не закон об информации, а УК РФ. От него пытаемся определить, есть ли состав или его нет. И для этого уже используем другое законодательство. Мы не используем закон об информации в сфере охраны результатов ИС, а используем закон об информации и законы в сфере охраны результатов ИС в уголовно-правовых отношениях. Разницу чувствуете? Мы берём два закона и трактуем с их помощью дословный смысл диспозиции уголовной статьи. Поэтому в сфере охраны результатов ИС мы не находимся вообще.

В принципе, можно попробовать утверждать, что коль скоро объективная сторона ст. 272 - это правовые отношения в сфере информации, а профильный закон прямо указал, что эти отношения не распространяются на отношения в сфере охраны результатов ИС, диспозиция ст. 272 не может относиться к сфере праовой охраны результатов ИС. Закон об информации не охраняет информацию, которая охраняется законами, действующими в сфере ИС. То есть получается, что уголовно-правовое понятие "охраняемая компьютерная информация" заведомо исключает понятие "объект ИС, являющийся инфомацией и охраняемый законами, действующими в сфере ИС". Следовательно, "неправомерный доступ к компьютерной информации" не охватывает действия, даже фактически представляющие собой неправомерный доступ к объекту ИС, являющемуся инфомацией и охраняемому законами, действующими в сфере ИС". При этом даже неправомерное получение и использование объекта ИС, являющегося инфомацией и охраняемого законами, действующими в сфере ИС, образует самостоятельный состав другого уголовного преступления. Иное толкование создавало бы конфликт уголовных квалификаций между собой.

Уф! Я впервые порадовался, что в ст. 146 употреблён термин "использование". Поскольку понятие "доступ" тоже включает в себя использование (а использование кряка - это использование, но никак не получение), то выходит, что составы ст. 146 и 272 подходят под одно и то же фактическое действие гражданина, но в разных сферах регулирования.

Теперь, внимание, вопрос: можно ли квалифицировать действия гражданина, лично не воспроизводившего программу (в т.ч. не загружавшего его в память компьютера), но осмысленно с осуществившего запуск кряка, меняющего код защиты, с пониманием характера этого действия, по статье 146?  Стоимость для крупного размера есть (презюмируется). Экземпляр программы заведомо контрафактный (презюмируется). Гражданин самолично только запускал кряк, это он не отрицает, но больше ничего не далал (презюмируется).
« Последнее редактирование: 12 Ноябрь 2007, 21:33:51 от Carolus » Записан
Сергей Середа
Тех.специалист
Завсегдатай
*****
Офлайн Офлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 1415


Говори, что думаешь, но думай, что говоришь (с)

286903819
WWW
« Ответ #31 : 13 Ноябрь 2007, 13:02:45 »

Но ведь в самой же нашей статье цитируется ч. 2 ст. 1 ФЗ "Об информации...": Положения настоящего Федерального закона не распространяются на отношения, возникающие при правовой охране результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации.

Как говорится, "чего же боле?".

Да. Но ведь мы первично используем не закон об информации, а УК РФ. От него пытаемся определить, есть ли состав или его нет. И для этого уже используем другое законодательство.

Просто, насколько этот процесс понимаю я, для того, чтобы определить, совершено ли преступление, необходимо установить факт нарушения гражданского законодательства. Если гражданское законодательство не нарушено, и факта преступления нет (что не запрещено, то разрешено).

Если мои рассуждения тут неверны, приведите пример преступления, не нарушающего гражданское законодательство.

Если же основываться на верности этих рассуждений, то получается, что для квалификации преступления необходимо установить, какие права нарушены, кто является пострадавшей стороной и т.п. (разумеется, здесь устанавливается и наличие(форма) вины, дееспособность правонарушителя и т.д. и т.п.) После того, как мы установили, что за права нарушены, начинаем "водить пальцем" по главам и статьям УК и сличать. В частности, устанавливаем мы, что нарушены авторские права, находим статью 146 "Нарушение авторских и смежных прав" - сошлось. Но понятие авторских и смежных прав в УК не раскрыто. Мы же не будем фантазировать и представлять себе, что понимает под авторскими правами УК - мы откроем ЗоАП (и(или) ЗоППЭВМиБД) и возьмём описание оттуда. Полагаю, это совершенно правомерно, т.к. иначе ст. 146 (да и, практически все остальные)  вообще не была бы применима, а УК должен был бы включать в себя всё гражданское законодательство с определениями всех понятий, используемых в УК. Значит, правильно, нужно читать ЗоАП.
А как мы вышли на ЗоАП? По названию законодательного акта и по общественным отношениям, которые он регулирует. (Для ЗоППЭВМиБД всё аналогично). А, разобравшись, какие именно авторские права нарушены (и нарушены ли), переходим к определению размера ущерба (ч. 1) или размера деяния (ч.ч.2,3).

Точно так же по ст. 272. Устанавливаем, что затронуты общественные отношения по безопасному использованию "компьютерной информации". Выясняем, что под "компьютерной информацией" в УК понимается информация на носителе, в ЭВМ, системе ЭВМ или сети ЭВМ. Так. Информация. В УК права в отношении информации не раскрываются, ищем соответствующий гражданский закон. Точто так же, как и в случае с АП, по названию и регулируемым общественным отношениям. Открываем ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" - bingo! И название совпадает и общественные отношения "наши". Читаем его положения и определяем, нарушены ли  нормы этого закона. Если не нарушены, и преступления нет. Если нарушены - преступление есть.

Вот и всё. Предельно чётко и ясно.

Каким боком сюда вообще можно приплести авторские права, для меня просто загадка. С таким же успехом можно сказать: "Стирать чужие файлы - это хулиганство и даже терроризм. Значит, все обвинения по ст. 272 должны сопровождаться обвинениями по ст. 213 "Хулиганство" и по ст. 205. "Террористический акт". Логика такая же "железная", как и с приплетанием сюда авторских прав.

Цитировать
Теперь, внимание, вопрос: можно ли квалифицировать действия гражданина, лично не воспроизводившего программу (в т.ч. не загружавшего его в память компьютера), но осмысленно с осуществившего запуск кряка, меняющего код защиты, с пониманием характера этого действия, по статье 146?  Стоимость для крупного размера есть (презюмируется). Экземпляр программы заведомо контрафактный (презюмируется). Гражданин самолично только запускал кряк, это он не отрицает, но больше ничего не далал (презюмируется).

Как уже неоднократно отмечали Павел Протасов и Антон Антополький (и не только они), закон (что гражданский, что уголовный) не разделяет внутреннюю (оперативную) и внешнюю (долгосрочную, энергонезависимую) память ЭВМ. И поэтому воспроизведением произведения в понимании закона является его запись в "память ЭВМ" (неважно какую), а то, что происходит между оперативной и внешней памяться ЭВМ (внутри ЭВМ) закон не разделяет. То есть, право на вопроизведение программы для ЭВМ пользователь реализует только когда устанавливает эту программу на НЖМД или (если это игра или программа, "привязанная" к носителю) при загрузке программы с гибкого магнитного, оптического (CD/DVD/Blue Ray/HDVD), магнито-оптического диска, бездискового накопителя (Flash-drive) или внешнего НЖМД, подключаемого через интерфейсы USB или FireWire (считаю, что НЖМД, подключенные  через E-SATA, следует считать внутренними для ЭВМ, хотя тут можно спорить). То есть, воспроизведение программы для ЭВМ происходит только, когда она копируется "извне" "в ЭВМ" или "из ЭВМ" "вовне". И всё. Внутри ЭВМ программа исполняется, но это действие авторским правом не описано.

Вывод из всего этого один - то, что гражданин не воспроизводил программу для ЭВМ, на существо дела не влияет.

В описанной Вами ситуации гражданин осуществил отключение технических средств защиты авторских прав, чем нарушил ст. 48.1, а также "право на переработку" произведения, указанное в ЗоАП, которое в ЗоППЭВМ названо правом на "модификацию программы для ЭВМ или базы данных".
Что касается ст. 48.1. ЗоАП, то применительно к её нарушению уголовная ответственность не предусмотрена. Но за нарушение авторских или смежных прав уголовная ответственность наступает, если оно совершено в крупном размере. Как посчитают "крупный размер" заранее неизвестно. Если по стоимости легального экземпляра, а она ниже 50 000 рублей, то уголовной ответственности не будет. В остальных случаях (если стоимость экземпляра более 50 000 рублей или посчитают размер деяния по стоимости прав, а не экземпляра) "укатают". Но в любом случае возможен гражданский иск.

Я это вижу примерно так.
« Последнее редактирование: 13 Ноябрь 2007, 13:08:43 от Сергей Середа » Записан
Carolus
Участник
**
Офлайн Офлайн

Сообщений: 371


Нечем защищаться - бей кодексом!


E-mail
« Ответ #32 : 13 Ноябрь 2007, 15:39:23 »

В описанной Вами ситуации гражданин осуществил отключение технических средств защиты авторских прав, чем нарушил ст. 48.1, а также "право на переработку" произведения, указанное в ЗоАП, которое в ЗоППЭВМ названо правом на "модификацию программы для ЭВМ или базы данных".

Согласен, за исключением тезиса о том, что нарушение исключительное право правообладателя на "модификацию программы для ЭВМ или базы данных". Хараткер действия кряка с технической точки зрения является адаптацией. Напомню, что адаптация и модификация отличаются только по цели действия над программой для ЭВМ, а не по содержанию действия.

Право на адаптацию имеет любое лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ или базы данных. Из этого вывод, что лицо, неправомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ или базы данных, правом на адаптацию не имеет. Также права на адаптацию не имеет лицо, вообще не владеющее экземпляром программы для ЭВМ или базы данных (пришёл - запустил кряк - ушёл, при условии, что запускал кряк не от имени и в интересах владельца экземпляра программы для ЭВМ).

Лицо, которое не имеет права на адаптацию, мы установили. Однако вопрос: существует ли исключительное право на адаптацию у какого-то лица? Ст. 10 ЗоППЭВМ говорит об исключительном праве только на модификацию, но не на изменение программы. При этом в силу приоритета ЗоППВЭМ над ЗоАП последний применяться не может.
Любое неправомерное действие может нарушать определённые права другого лица, а может и не нарущать таких прав, но в силу общественных интересов быть запрещённой законом. Например, снятие защиты программы для ЭВМ правомерным владельцем не нарушает авторских прав правообладателя, вряд ли нарушает какие-то права автора технологии защиты, государства, кого-то ещё. Но оно запрещено законом и в будущем может появиться ответственность за такое действие. Соответственно, надо выяснить чем же является адаптация в случае, когда она не является правомерной.
ЗоАП в случае, когда из исключительного права предусматриваются изъятия, имеет следующую структуру:
1) есть исключительное право (например, на воспроизведение)
2) есть свободное право на те же действия при известных ограничениях
Следовательно, все действия, не охваченные свободным правом, подпадают под исключительное права. Принцип "право принадлежит правообладателю, если иное не установлено законом".
В ЗоППВЭМ ситуация другая:
1) есть адаптация и модификация - и то, и другое есть изменение программы.
2) есть исключительное право на модификацию,
3) есть свободное право на адаптацию, но только у правомерного владельца,
4) исключительного права на изменение программы не прописано в законе,
5) права на адаптацию у неправомерного владельца или невладельца нет.
Таким образом, получается, что неправомерная адаптация лицом программы, не имеющим такого права, есть неправомерное действие. Однако такое неправомерное действие, хоть и нарушает закон, но не нарушает исключительных прав правообладателя, поскольку исключительного права на адаптацию у него нет.
Следовательно, действие, не охваченное свободным правом, является просто неправомерным, несанкционированным законом, действием. Принцип "право не принадлежит правообладателю, законом установлены условия свободного пользования этим правом".
Если этот вывод правильный, то в случае неправомерной адаптации нарушется закон, но нет нарушения авторских прав правообладателя.

Этот вывод заведомо неверен, если под понятием "иное использование программы для ЭВМ или базы данных" можно понимать в том чсиле адаптацию. К сожалению, понятие "использование программы для ЭВМ" ничгде не раскрыто. Включает ли понятие "использование программы" в себя понятие "изменение программы" (знаем, что адаптация = частный случай изменения)? Не знаю. Кроме того слово "иное" позволяет утверждать, что все вышепересиленные действия (воспроизведение, распространение, модификация) также являются частными случаями использования. А раз модификация есть использование и модификация совпадает с адаптацией по содержанию действия, то право на адаптацию также является исключительным правом правообладателя.

Кроме того, можно пытаться говорить о том, что открытый перечень исключительных прав правообладателя подразумевает исключительные права на всевозможные действия, прямо не названные в законах и даже могущие появиться в будущем. Этот вывод очень и очень спорен, но возможен.

ВЫВОД: гражданин в моём примере осуществляет неправомерную адаптацию пролграммы для ЭВМ. Если мы считаем, что это действие нарушает исключительное право правообладателя, то действие можно квалифицировать по ст. 146 УК РФ.

Как квалифицировать, если мы считаем, что это действие НЕ нарушает исключительное право правообладателя, но независимо от этого является неправомерным??? Не модет ли быть квалификации по ст. 272 УК РФ в таком случае?

Кстати, важный вопрос: нарушение запрета на отключение защиты (неправомерное действие по ЗоАП) какие права нарушает? ИМХО, такое действие нарушает не сами по себе исключительные права правообладателя (у него самого нет права на отключение защиты как такового), а нарушает гарантии защиты авторских прав, установленные законом. Поскольку объект незаконного действия - НЕ авторские права как таковые, не возможно ли квалифицировать такое действие по ст. 272 УК РФ?

Объясняю ещё раз: если мы неправомерное действие явно выделяем из сферы авторских прав, то оно находиться в какой-тоо другой сфере. Причём, возможно, эта сфера - сфера информации? Сами средства технической защиты  можно признать информацией, вероятно? Тогда получается, что просто в ЗоАП содержаться нормы, не относящиеся к сфере защиты авторских прав? Или я не прав?
Записан
Николай Николаевич Федотов
Тех.специалист
Internet-law team
*****
Офлайн Офлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 4531


Мафия бессмертна, сыск вечен!

263087756
WWW E-mail
« Ответ #33 : 22 Ноябрь 2007, 11:21:56 »

Хараткер действия кряка с технической точки зрения является адаптацией.
Это не совсем так. ТСЗАП имеют разные принципы действия. Их преодоление - далеко не всегда является адаптацией.
Записан

Форензика - компьютерная криминалистика: http://forensics.ru/
CyberCop
Ведущий
Частый посетитель
*****
Офлайн Офлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 1889


Свой среди чужих - Чужой среди своих.


WWW E-mail
« Ответ #34 : 24 Ноябрь 2007, 14:46:44 »

Это не совсем так. ТСЗАП имеют разные принципы действия. Их преодоление - далеко не всегда является адаптацией.
Поддерживаю!  Веселый Именно для выяснения этого вопроса следователь или суд назначают судебную компьютерную (компьютерно-техническую) экспертизу.  Подмигивающий
« Последнее редактирование: 24 Ноябрь 2007, 14:48:41 от CyberCop » Записан
Сергей Середа
Тех.специалист
Завсегдатай
*****
Офлайн Офлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 1415


Говори, что думаешь, но думай, что говоришь (с)

286903819
WWW
« Ответ #35 : 27 Ноябрь 2007, 19:03:13 »

В описанной Вами ситуации гражданин осуществил отключение технических средств защиты авторских прав, чем нарушил ст. 48.1, а также "право на переработку" произведения, указанное в ЗоАП, которое в ЗоППЭВМ названо правом на "модификацию программы для ЭВМ или базы данных".

Согласен, за исключением тезиса о том, что нарушение исключительное право правообладателя на "модификацию программы для ЭВМ или базы данных". Хараткер действия кряка с технической точки зрения является адаптацией. Напомню, что адаптация и модификация отличаются только по цели действия над программой для ЭВМ, а не по содержанию действия.

Присоединюсь к Николаю Николевичу и Киберкопу. Понять "что это было" можно только после проведения КТЭ.

А с технической точки зрения и с использование технической терминогии любое внесение изменений в код является модификацией (в переводе на русский "модификация" и есть изменение).

Скажу больше. "Право на адаптацию" является вообще искусственным. Это - компромисс, вызванный несоместимостью программ для ЭВМ и института авторского права. Если Вы ещё сами не обратили внимание, адаптация присутствует только в контексте бз даных и программ для ЭВМ. А дело всё в том, что ни один настоящий объект АП не обладает функциональностью (не "работает" то бишь), а компьтерная программа обладает. И функционировать она может не везде, иногда нужно её "доработать напильником", чтоб работала. А, вроде как, нельзя. Вот и изобрели "право на адаптацию".

В любом случае, как ни называй, а "модификация программы для ЭВМ" и "модификация компьютерной информации" - вещи разные, одно деяние регулируется АП, другое - законодательством об информации. Смешивать их нельзя ни в коем случае. Ради этого, в том числе, и обсуждаемая статья была написана. А Вы всё пытаетесь эти вещи смешать.

Как я уже, наверно, раз десять тут писал, "модификация программы для ЭВМ" может совпасть с "модификацией компьютерной информации" (неправомерной) ТОЛЬКО В ОДНОМ СЛУЧАЕ: если злоумышленник исправит программу на чужом компьютере без ведома его владельца/пользователя (т.е., в терминах закона, "оператора информационной системы"). Прокрадётся, понимаешь, "как тать в нощи" и "крякнет" Вындовс чтобы активации не требовал. Вот тогда 272-я будет вместе со 146 (если за Вындовс 50000 руб. насчитают)
Записан
pvp
Специалист
Участник
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 512


С любовью к ближнему


E-mail
« Ответ #36 : 01 Декабрь 2007, 16:33:11 »

Поддерживаю!  Веселый Именно для выяснения этого вопроса следователь или суд назначают судебную компьютерную (компьютерно-техническую) экспертизу.  Подмигивающий
Проматывал текст быстро и прочитал "коробочно-техническую". По-моему, именно так она в подавляющем большинстве случаев должна называться. Улыбающийся
Записан
Страниц: 1 2 3 [4]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Яндекс цитирования © Антон Серго, 1998-2012. Правовая информация.
Карта сайта "Интернет и Право" (internet-law.ru).

На правах рекламы:



Произвольная ссылка:







Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2011, Simple Machines