Форум ''Интернет и Право''
13 Декабрь 2019, 17:40:42 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: Форум "Интернет и Право" прекратил свою работу с 01 января 2013 г.
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
В закладки:
Страниц: 1 ... 40 41 [42] 43 44   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Уголовное дело (особенности производства)  (Прочитано 111718 раз)
Контрафакт
Частый посетитель
****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1614


« Ответ #410 : 12 Ноябрь 2012, 16:43:22 »

Вот, ещё пришёл ответ по жалобе на действия мирового судьи.

Где они в ст.355 УПК нашли пункт о том, что апелляционные жалобы на решения мирового суда принятые в ходе судебного разбирательства должны рассматриваться только при обжаловании итогового решения остаётся неизвестным.
Ну что же, далее будем обжаловать в высшую квалификационную коллегию судей. Крутой
Записан
art-
Участник
**
Офлайн Офлайн

Сообщений: 348


« Ответ #411 : 12 Ноябрь 2012, 18:01:12 »

Цитировать
Ну что же, далее будем обжаловать в высшую квалификационную коллегию судей.
ай молодца )))+1 Подмигивающий
Записан
Opasen
Участник
**
Офлайн Офлайн

Сообщений: 247


E-mail
« Ответ #412 : 12 Ноябрь 2012, 18:17:42 »

а почему эксперт прячется?  мой "эксперт" тоже начнет сухариться, как его взять за Ж....?
Записан
Контрафакт
Частый посетитель
****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1614


« Ответ #413 : 13 Ноябрь 2012, 11:29:26 »

а почему эксперт прячется?
Имеются поводы и основания для ВУД за дачу заведомо ложного заключения.
Готовлю заявление о преступлении и ходатайство о выделении материалов дела в отдельное производство.
Записан
walkingidea
Завсегдатай
***
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1022

Не юрист


E-mail
« Ответ #414 : 13 Ноябрь 2012, 11:34:34 »

Вот, ещё пришёл ответ по жалобе на действия мирового судьи.

Где они в ст.355 УПК нашли пункт о том, что апелляционные жалобы на решения мирового суда принятые в ходе судебного разбирательства должны рассматриваться только при обжаловании итогового решения остаётся неизвестным.
Ну что же, далее будем обжаловать в высшую квалификационную коллегию судей. Крутой
Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
 1. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.
(часть первая в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)
(см. текст в предыдущей редакции)
2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях:
1) смерти потерпевшего или свидетеля;
2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;
3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;
4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

Принимая решение об оглашении показаний без согласия сторон, суд по сути принял решение о признании неявки потерпевшего в суд чрезвычайным обстоятельством, препятствующим явке в суд. При этом каких-либо обстоятельств, препятствующие явке потерпевшего в суд в ходе судебного заседания установлено не было. То есть немотивированно оглашая показания не явившегося потерпевшего (который является стороной обвинения), суд принял решение об ограничении права подсудимого на защиту, так как безосновательно лишил сторону защиты права задавать вопросы потерпевшему, направленные на опровержение оглашенных показаний, а так же нарушил принцип равноправия и состязательности сторон.

Немотивированное решение суда об ограничении прав подсудимого, а именно права на защиту и права равноправия не относится к решениям, перечисленным в ч.5 ст.355 УПК РФ.
Записан

Если правила игры не позволяют выиграть, надо изменить правила.
Контрафакт
Частый посетитель
****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1614


« Ответ #415 : 13 Ноябрь 2012, 15:30:10 »

Немотивированное решение суда об ограничении прав подсудимого, а именно права на защиту и права равноправия не относится к решениям, перечисленным в ч.5 ст.355 УПК РФ.
Это то понятно.
В данном случае вообще неважно, мотивированное решение было или нет, нарушило это решение какие либо права или нет, ибо ст.355 УПК не предусматривает каких либо ограничений на право обжалования решения суда об оглашении показаний вообще, и уж тем более не содержит требований о рассмотрении апелляционных жалоб только в порядке обжалования итогового решения по делу в частности.
Вопчем налицо попытка ввести в заблуждение и дискредитировать авторитет судебной власти. Смеющийся
Записан
walkingidea
Завсегдатай
***
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1022

Не юрист


E-mail
« Ответ #416 : 17 Ноябрь 2012, 10:20:00 »

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 8 февраля 2006 г. N 329п2005

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего                           Радченко В.И.,
    членов Президиума                                 Верина В.П.,
                                                     Жуйкова В.М.,
                                                     Карпова А.И.,
                                                   Кузнецова В.В.,
                                                  Магомедова М.М.,
                                                Петроченкова А.Я.,
                                                    Разумова С.А.,
                                                   Свиридова Ю.А.,
                                                      Серкова П.П.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного С. о пересмотре приговора Иркутского областного суда от 21 февраля 2003 года и кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 года.
По приговору Иркутского областного суда от 21 февраля 2003 года
С., 22 марта 1968 года рождения, уроженец с. Бычки Сараевского района Рязанской области, судимый 12 марта 1993 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, 5 июля 1994 года условное осуждение отменено и приговор в части лишения свободы приведен в исполнение, освобожден 3 мая 1999 года по отбытии наказания; 31 января 2002 года по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,
осужден по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. "б" УК РФ на 13 лет лишения свободы.
На основании ст. 74 ч. 5 и ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично, в размере 6 месяцев лишения свободы, присоединено неотбытое наказание по приговору от 31 января 2002 года и окончательно по совокупности приговоров назначено 13 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.
Постановлено взыскать с С. в пользу Саянской городской центральной больницы в возмещение расходов на лечение потерпевшего Т. 6356 рублей 44 копейки.
Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 года приговор изменен, действия С. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет.
На основании ст. 70 УК РФ к этому наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 31 января 2002 года и окончательно по совокупности приговоров назначено 10 (десять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Исключено из приговора указание о наличии в действиях С. особо опасного рецидива преступлений, и рецидив преступлений признан опасным.
В остальном приговор оставлен без изменения.
В надзорной жалобе осужденный С. просит справедливо разобраться в деле, считая постановленный приговор незаконным.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить, выступление осужденного С., поддержавшего надзорную жалобу, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

с учетом внесенных изменений С. осужден за покушение на убийство Т. на почве ссоры.
Преступление совершено 11 февраля 2002 года в г. Саянске Иркутской области при следующих обстоятельствах.
После освобождения от наказания С. стал проживать в г. Саянске. Летом 1999 года познакомился с Т.
11 февраля 2002 года, около 1 часа ночи, С. и Т. встретились на улице и С. пригласил Т. на квартиру своей знакомой Зацман С.В.
Во время распития спиртных напитков С. стало известно о том, что Т. ранее служил в охране исправительной колонии N 32 г. Зимы, и по этому поводу стал предъявлять ему (Т.) претензии. Между ними возникла ссора, и С. ударом кулака по голове сбил Т. с ног и нанес ему несколько ударов по голове и телу.
С целью лишения Т. жизни С. вооружился ножом и нанес им удар в область грудной клетки, причинив проникающее ранение с повреждением диафрагмы и крупного кровеносного сосуда, повлекшее острую кровопотерю и геморрагический шок 2 степени, опасные для жизни, от которых Т. потерял сознание.
После этого С. из квартиры ушел. Спустя некоторое время Т. пришел в сознание и сумел дойти до дома своих родителей, где ему была оказана неотложная медицинская помощь, а при доставлении в лечебное учреждение - хирургическая. Смерть потерпевшего не наступила по обстоятельствам, не зависящим от воли С.
В надзорной жалобе осужденный С. просит о пересмотре дела. При этом отрицает нанесение ножом удара потерпевшему, указывая, что Зацман не могла этого видеть. Ссылается на противоречивость показаний последней и на то, что она не допрошена в суде. Ее показания оглашены незаконно, поскольку ее могли доставить в судебное заседание, но не сделали этого. Допрошенная в суде свидетель Саладина утверждает, что Зацман являлась соучастницей преступления. Полагает, что суд необоснованно отклонил ходатайство о допросе Синицкой и Фадеева, показания которых имеют, по его мнению, важное значение для правильного разрешения дела.
Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит приговор и кассационное определение подлежащими отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.
Согласно ст. 381 УПК РФ основаниями для изменения или отмены судебных решений являются такие нарушения УПК РФ, которые путем лишения или ограничения гарантированных прав участников судопроизводства, нарушения процедуры судопроизводства повлияли или могли повлиять на постановление законного приговора.

Как на одно из основных доказательств вины С. в содеянном суд сослался в приговоре на показания свидетеля Зацман, пояснившей, что осужденный ударил ножом Т.
Причем эти показания, изобличавшие осужденного в содеянном, Зацман давала в ходе предварительного следствия.
В судебное заседание свидетель не явилась.
По ходатайству прокурора суд огласил ее показания, данные на следствии, и положил их в основу приговора.
Однако это решение суда не основано на требованиях закона.
Согласно п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ (в редакции 22 ноября 2001 года) оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение ауди- (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускается с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля в судебное заседание.
Сторонами в соответствии с п. 45 ст. 5 УПК РФ признаются участники уголовного судопроизводства, выполняющие функции обвинения или защиты от обвинения.
С учетом этих требований закона для оглашения показаний в случаях, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ, необходимо согласие обоих сторон.
При возражении одной из сторон оглашение показаний не допускается.
Как усматривается по настоящему делу, прокурор заявил ходатайство об оглашении показаний Зацман, данных на следствии, ввиду ее неявки в суд.
Против этого ходатайства возражали адвокат Коваленко и подсудимый С.
При таких обстоятельствах суд не имел права в соответствии со ст. 281 УПК РФ оглашать объяснения Зацман, полученные в период расследования.
Кроме того, по ходатайству прокурора суд принял решение об оглашении показаний свидетеля Саладиной, данных в период расследования, ввиду существенных противоречий с ее объяснениями, данными в суде.
Против удовлетворения этого ходатайства возражал адвокат Коваленко.
Между тем суд и в этом случае в нарушение п. 1 ч. 1 ст. 281 УПК РФ принял решение об оглашении показаний Саладиной, полученных в период расследования, и положил их в основу приговора.
Таким образом, в нарушение положений указанного закона суд огласил показания Саладиной и Зацман, данные им на следствии, и использовал эти недопустимые в точки зрения ст. 75 УПК РФ доказательства для подтверждения вины С. в инкриминируемом деянии.
В кассационной жалобе адвокат Коваленко приводил аналогичные доводы в части, касающейся оглашения показаний свидетеля Зацман с нарушением требований закона, указанных в ст. 281 УПК РФ.
Судебная коллегия признала доводы жалобы необоснованными, сославшись на то, что в деле имеются объективные данные, которые препятствовали явке свидетеля в судебное заседание.
Однако в законе, то есть в ч. 1 ст. 281 УПК РФ, прописана возможность оглашения показаний свидетеля или потерпевшего лишь с согласия сторон, а не оглашение их показаний ввиду объективных обстоятельств, препятствующих явке в судебное заседание.
С учетом изложенного нарушение процедуры судопроизводства повлекло нарушение права С. на защиту.


Судебной коллегией также допущена и другая ошибка, связанная с неприменением закона, подлежащего применению.
Так, 31 января 2002 года С. осуждался по ч. 4 ст. 222 УК РФ за незаконное приобретение и хранение газового оружия к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год.
В период этого срока С. совершил данное преступление, что послужило основанием к отмене условного осуждения и назначению наказания по совокупности приговоров.
8 декабря 2003 года внесены изменения в УК РФ, и деяние, за которое С. ранее осуждался по ч. 4 ст. 222 УК РФ, было декриминализировано.
Этот закон действовал при рассмотрении дела в кассационном порядке 5 февраля 2004 года, что обязывало суд второй инстанции исключить из приговора указание о применении ст. 70 УК РФ, однако этого сделано не было, что повлияло на законность постановленного определения.
При таких обстоятельствах приговор и кассационное определение подлежат отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение, при котором надлежит устранить указанные нарушения закона.
Поскольку по обстоятельствам дела и тяжести преступления невозможно применение иной, более мягкой, меры пресечения, С. следует избрать заключение под стражу.
Руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

1. Надзорную жалобу С. удовлетворить частично.
2. Приговор Иркутского областного суда от 21 февраля 2003 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 года в отношении С. отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.
Меру пресечения С. избрать содержание под стражей.

Председательствующий
В.И.РАДЧЕНКО
Записан

Если правила игры не позволяют выиграть, надо изменить правила.
Контрафакт
Частый посетитель
****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1614


« Ответ #417 : 17 Ноябрь 2012, 11:09:32 »

walkingidea, шикарно! Улыбающийся
Записан
walkingidea
Завсегдатай
***
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1022

Не юрист


E-mail
« Ответ #418 : 19 Ноябрь 2012, 13:52:02 »

http://www.stavsud.ru/docs/neoficial/1/dok%2014.09.2011-2
ДЕЛО «Кононенко против России»
Вступило в силу 17 мая 2011г.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
СТРАСБУРГ

2. Оценка Суда

Суд напоминает, что его неизменная практика предусматривает, что приемлемость доказательств, главным образом, должна регулироваться государственным законодательством, и что, как правило, именно государственные суды дают оценку доказательствам, представленным им. Задачей Суда согласно Конвенции является не установление того, были ли показания свидетеля надлежащим доказательством, но скорее установление того, было ли справедливым разбирательство в целом, считая и то, каким путем были получены доказательства (см. дело «Дурсон против Нидерландов» (Doorson v. the Netherlands), 26 марта 1996 года, пункт 67, «Отчеты о постановлениях и решениях», 1996-11, и «Ван Мехелен и другие против Нидерландов» (Van Mechelen and Others v. the Netherlands), 23 апреля 1997 года, пункт 50, «Отчеты о постановлениях и решениях», 1996-III).

Все доказательства, обычно, должны быть представлены на открытом судебном заседании в присутствии обвиняемого с учетом проведения состязательного процесса. Существуют исключения для данного принципа, но они не должны нарушать права защиты; как правило, пункт 1 и пункт 3(d) статьи 6 предусматривают, что обвиняемому должна быть дана адекватная и разумная возможность оспорить показания свидетеля против него и допрашивать его, либо после сделанного заявления, либо на более поздних этапах (см. дело «Люди против Швейцарии» (Liidi v. Switzerland), 15 июня 1992 года, пункт 49, Series А, № 238).

Как утверждал в ряде случаев Суд, в определенных случаях может оказаться необходимым ссылаться на показания, полученные на предварительном этапе расследования. Если обвиняемому была предоставлена адекватная и разумная возможность оспорить показания, либо сразу после их представления, либо на более позднем этапе, их использование в качестве доказательств само по себе не противоречит положениям пункта 1 и пункта 3(d) статьи 6. Выводом из этого, однако, является то, что, если обвинение основывается только или главным образом на показаниях человека, которого заявитель не мог или не смог допросить, либо на этапе расследования, либо на этапе рассмотрения дела в суде, права защиты ограничены в той степени, которая несовместима с гарантиями, предусмотренными статьей 6 (см. дело «Лука против Италии» (Lucd v. Italy), № 33354/96, пункт 40, ECHR 2001-II; дело «Макеев против России» (Makeyev v. Russia), № 13769/04, пункт 35, 5 февраля 2009 года; и дело Самошенкова и Строкова (Samoshenkov and Strohov), приведенное выше, пункт 75).

Суд также напоминает, что власти должны приложить «все необходимые усилия» для обеспечения явки свидетеля в суд для прямого допроса в суде первой инстанции. В отношении показаний свидетелей, которых позднее оказалось невозможно допросить в присутствии ответчика или его адвоката, Суд подчеркивает, что «пункт 1 статьи 6 в совокупности с пунктом 3 предусматривают, что Договаривающиеся государства должны принять меры, в частности, предоставить возможность допроса обвиняемым свидетелей обвинения. Такие меры представляют собой одну из составляющих тщательности, которую Договаривающиеся государства должны проявить, чтобы обеспечить эффективное использование прав, гарантированных статьей 6 (см. дело «Саадак и другие против Турции» (Sadak and Others v. Turkey), №№ 29900/96, 29901/96, 29902/96 и 29903/96, пункт 67, ECHR 2001-VIII; дело «Трофимов против России» (Trofimov v. Russia) № 1111/02, пункт 33, 4 декабря 2008 года; и дело Макеева, приведенное выше, пункт 36).

Обращаясь к фактам настоящего дела, Суд, таким образом, должен определить, имел ли заявитель возможность допросить свидетеля Ш. на любом из этапов судебного производства, подтверждались ли показания свидетеля Ш. другими доказательствами, и были ли предприняты властями разумные усилия для обеспечения явки свидетеля Ш. в суд.

Суд отмечает, во-первых, - и это не было оспорено сторонами - что заявитель не имел возможности допросить Щ. ни в ходе расследования, ни в ходе рассмотрения дела в суде. Суд также отмечает, что Власти не оспорили то, что заявитель возражал против оглашения показаний свидетеля Ш., полученных на предварительном этапе расследования, и не находит никаких доказательств для того, чтобы сделать вывод о том, что он отказался от права участия в очной ставке со свидетелем (см. дело Трофимова, приведенное выше, пункт 34, и для сравнения дело «Вожигов против России» (Vozhigov v. Russia), № 5953/02, пункт 57, 26 апреля 2007 года, и «Озеров против России» (Ozerov v. Russia) (решение), № 64962/01, 3 ноября 2005 года).

Суд отмечает также, что показания свидетеля Ш. были единственным прямым доказательством, поскольку он был единственным свидетелем преступления, в совершении которого обвинялся заявитель. Это было признано Властями, которые согласились, что свидетель Ш. был ключевым свидетелем обвинения (см. пункт 50 выше). Другие свидетели, допрошенные судом - свидетели П., Е.Г, и Л.Г. - не видели действий, который предположительно совершил заявитель (см. пункт 28 выше). Оставшиеся доказательства - результаты осмотра судмедэкспертом тела потерпевшего, протоколы осмотра места преступления и изъятие одежды заявителя, а также результаты биологической экспертизы -также являются косвенными. С учетом вышеизложенного, Суд полагает, что государственные суды в своих выводах о вине заявителя опирались, главным образом, на показания свидетеля Ш., которого заявитель не смог допросить с целью обеспечения справедливого судебного разбирательства (сравните дело «Андандонский против России», № 24015/02, пункт 52, 28 сентября 2006 года, и дело Самошенкова и Строкова, приведенное выше, пункт 76).

Суд также полагает, что в силу важности показаний свидетеля Ш. для судопроизводства власти должны были приложить особые усилия для обеспечения его явки в суд. Суд готов допустить, что государственные власти приложили определенные усилия для обеспечения явки свидетеля Ш. Действительно, власти предписали милиции привести свидетеля Ш. в суд в принудительном порядке. Также с 5 января по 19 февраля 2004 года заседание откладывалось четыре раза в силу неявки данного свидетеля. Власти представили полную информацию о том, что государственные органы не смогли установить местонахождение свидетеля Ш. в Барнауле и Славгородском районе Алтайского края (см. пункты 21, 22 и 25 выше). Однако, как было указано заявителем и не было оспорено Властями, никакой информации, подтверждающей результаты любых разумных усилий для поиска свидетеля Ш. в Тюменской области, куда он предположительно переехал, предоставлено не было. Суд с обеспокоенностью отмечает, что суд первой инстанции продолжил судопроизводство с оглашением показаний свидетеля Ш. менее чем через месяц после того, как Тюменской областной прокуратуре было предписано установить местонахождение свидетеля III., и без получения результатов поисков в Тюменской области. При таких обстоятельствах нельзя считать, что государственные власти приложили «все возможные разумные усилия» для поиска свидетеля Ш., и что они предоставили заявителю надлежащую и адекватную возможность допросить его.

С учетом того, что заявитель не имел возможности провести перекрестный допрос свидетеля, чьи показания имели решающее значение для вынесения обвинительного приговора, и тот факт, что государственные власти не приложили всех возможных разумных усилий для обеспечения явки данного свидетеля в суд, Европейский суд делает вывод, что права заявителя на защиту были ограничены в той степени, которая несовместима с гарантиями, изложенными в пунктах 1 и 3(d) статьи 6 Конвенции. Соответственно, имело место нарушение данных положений.
Записан

Если правила игры не позволяют выиграть, надо изменить правила.
Контрафакт
Частый посетитель
****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1614


« Ответ #419 : 24 Ноябрь 2012, 12:06:33 »

Не далее как вчера состоялось очередное судебное заседание.
Явился эксперт, явился представитель правообладателя.(не тот, чьи показания были оглашены)
Заседание длилось 3 часа 36 минут. Был проведён допрос эксперта, заявлено ходатайство об исключении из числа доказательств заключения эксперта, состоялось оглашение рецензии на заключение эксперта (в присутствии эксперта Плачущий ) и приобщение её к материалам дела, проведено исследование вещдоков, допрос представителя правообладателя.
Основные достижения следующие:
1. В ходе допроса эксперт заявил, что экспертиза была проведена в соответствии с законом об экспертной деятельности и приказом №511, однако вразумительно пояснить на каком основании был изменён род и вид назначенной экспертизы, а так же изменено количество и содержание вопросов поставленных перед экспертом так и не смог. На все поставленные вопросы ответ один - всё выполнялось в соответствии с законом, приказом №511 и методическим пособием. Какое именно это методическое пособие, где оно зарегистрировано и кем утверждено - так же пояснить не смог. Во время оглашении рецензии несколько раз меня перебивал, пытаясь оправдать свои действия. Далее ему было задано ещё достаточное количество вопросов - ответ практически один: всё по закону, в соответствии с приказом №511. Вопчем так и не получив вразумительных ответов, эксперт был освобождён от дальнейшего участия в разбирательстве. Рецензия приобщена к материалам дела.
2. При исследовании вещественных доказательств выяснилось, что содержание произведений на дисках не соответствует обвинительному заключению, а количество содержащихся на них альбомов и фонограмм значительно отличается от результатов подсчета правообладателя, естественно в меньшую сторону.
3. Далее при допросе представителя правообладателя разбирался каждый конкретный диск на количество содержащихся в нём альбомов и фонограмм. В итоге, под тяжестью неопровержимых доказательств, представителем правообладателя было фактически подтверждено, что подсчёт выполнен не верно. Был ещё один интересный момент: представитель правообладателя, видимо попутав гражданское и уголовное производство, заявил, что они вообще не обязаны доказывать размер ущерба, могли бы вообще посчитать за каждую отдельную фонограмму например по 100 рублей, что сказалось бы на квалификацию деяния не лучшим образом. Однако испытывая чувство "глубокого сострадания" к таким злостным нарушителям как я, было подсчитано именно по 300 рублей за альбом. Смеющийся Плачущий
зы Более подробно расскажу когда с протоколом заседания ознакомлюсь, если конечно в нём опять не исказят смысл происходящего. Смеющийся
Записан
Страниц: 1 ... 40 41 [42] 43 44   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Яндекс цитирования © Антон Серго, 1998-2012. Правовая информация.
Карта сайта "Интернет и Право" (internet-law.ru).

Произвольная ссылка:

Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2011, Simple Machines