юридическая фирма 'Интернет и Право'
Основные ссылки










Яндекс цитирования

Рассылка 'BugTraq: Закон есть закон'



Rambler's Top100



СМИ и Интернет: проблемы правого регулирования



Свобода усмотрения как следствие правовой неопределенности



Российское законодательство пока еще не может похвастаться ни количеством, ни — тем более — качеством подобного рода информационно-правовых установлений. Вместе с тем не будем забывать, что Закон РФ «О средствах массовой информации», принятый в декабре далекого 1991 г., уже содержал правовые нормы, предназначенные во многом на мультимедийный «вырост» этого закона. Нормы, составившие своеобразный «задел» правового регулирования деятельности тогда еще лишь мысленно представляемых, а сегодня уже вполне реальных, общим счетом переваливших уже за тысячу, «новых медиа». Задел, в течение ряда лет лишь «дремавший» внутри блока норм, опосредующих деятельность традиционных СМИ.

Я имею в виду нормы ст. 24 Закона РФ «О СМИ» — «Иные средства массовой информации». Именно эти нормы, через так называемую аналогию правил, в настоящее время во многом определяют правовые подходы к регулированию деятельности «новых СМИ» и в печатной и в вещательной прессе.

Конечно же, аналогия правил, как и аналогия закона или права — не самый четкий правовой регулятор. В ходе ее применения достаточно обширна сфера правовой неопределенности и, соответственно, свободы усмотрения того или иного правоприменителя. Именно в этом юридически вязком грунте таится корень многих организационно-правовых проблем, возникающих в ходе создания сетевых СМИ и их деятельности в виртуальной среде.

Возьмем, к примеру, проблему оформления и закрепления надлежащего правового статуса для тех многочисленных радио- и телевещателей, реально работающих в Сети. В ходе формирования алгоритма этого оформления несколько лет тому назад было сломано довольно много копий. Обсуждался, скажем, вариант, согласно которому распространение радио-, теле-, видеопрограмм в Сети должно было осуществляться при наличии соответствующей лицензии существовавшего тогда специального уполномоченного правительственного органа — ФСТР, да еще и при согласовании с МИД РФ[1].

К счастью, разум возобладал, правда, не без борьбы, в успехе которой (сетевой народ также имеет право знать своих героев!) стоит выделить позитивно значимую роль тогдашнего технического директора радиостанции «Эхо Москвы» С. Комарова, сумевшего в ходе решающего заседания Центральной комиссии по вещанию при ФСТР России в мае 1998 г. посеять сомнения, а в чем-то даже переубедить своих оппонентов — сторонников введения института лицензирования для вещательной деятельности в Интернете.

В итоге, на том майском 1998 г. заседании Центральной комиссии по вещанию было принято достаточно взвешенное решение: ввести добровольную регистрацию (не лицензирование!) тех СМИ, которые ведут свою деятельность в Сети. Такая добровольная регистрация и поныне осуществляется через Управление регистрации и лицензирования Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций России. Кстати, при всей остающейся по сегодняшний день добровольности этой процедуры нормы права отнюдь не безразличны к факту ее осуществления. Так, в соответствии с действовавшим до 1 января 2002 г.[2] письмом Министерства РФ по налогам и сборам от 11.05.00 № ВГ-6-02/361 «О порядке налогообложения организаций, размещающих периодические издания в сети Интернет» организации, размещающие периодические издания в сети Интернет, получившие свидетельство о регистрации в качестве СМИ, приобретали тем самым право на установленную законом льготу по налогу на прибыль. Кроме того, размещение в сети Интернет продукции СМИ нерекламного и неэротического характера освобождалось от обложения НДС. Размещенная же в Интернете продукция организаций, не зарегистрированных в качестве СМИ, облагалась НДС на общих основаниях.

У сетевых близнецов традиционных печатных СМИ проблем не намного меньше. Главная среди них та же, что и у их вещательных сородичей: отсутствие устоявшейся административной и судебной практики и, как следствие, возможность вольной интерпретации различными правоприменителями формул законов.

Так, в уже упоминавшейся ст. 24 Закона РФ «О СМИ» говорится о текстах, «созданных с помощью компьютеров и/или хранящихся в их банках данных», что на интернет-языке и означает сетевой эквивалент печатных СМИ. Если созданные таким образом тексты распространяются сетевыми СМИ, прошедшими регистрацию в Минпечати РФ или его территориальных структурах, то особых проблем с определением их правового режима в принципе возникать не должно. Правовой режим «старого» СМИ в полной мере актуален и для «нового» — сетевого или виртуального издания.

Вопросы, а главное, неоднозначные ответы на них, чаще появляются в тех случаях, когда сетевые СМИ еще не успели (или их владельцы не сочли это нужным) зарегистрироваться в этом качестве, и потому действуют не на более-менее твердой базе de jure, а на зыбкой базе de facto, в основе которой, как правило, лежит знаменитое российское «авось». Вот тут-то и возникают разные проблемы, прежде всего с определением правового режима как самих сетевых СМИ, так и распространяемых ими «сообщений и материалов».

--------------------------------------

[1] Например, приказом заместителя начальника ФСТР от 25 ноября 1997 г. устанавливалось, что «распространение радио-, теле-, видеопрограмм по кабельным и компьютерным сетям (в т.ч. сети Интернет) должно осуществляться при наличии соответствующих лицензий ФСТР России».

[2] Утратило силу в связи с введением в действие главы 25 «Налог на прибыль организаций» части второй Налогового кодекса РФ.


Предыдущая глава  Оглавление  Следующая глава


 

Источник информации: http://www.internet-law.ru/intlaw/books/smi/3460.htm

 

Добавить эту страницу в закладки:

 


 

Произвольная ссылка:

Разработка сайта
ArtStyle Group

Уважаемый посетитель!

Вы, кажется, используете блокировщик рекламы.

Пожалуйста, отключите его для корректной работы сайта.