юридическая фирма 'Интернет и Право'
Основные ссылки











Яндекс цитирования

Рассылка 'BugTraq: Закон есть закон'



Rambler's Top100



СМИ и Интернет: проблемы правого регулирования



И словно мухи тут и там бродят «дезы» по... сайтам



Еще один болезненный срез проблем, вызванных появлением в Сети СМИ, связан с распространением по Сети слухов, компромата и охраняемых законом тайн. Ярким свидетельством актуальности этой проблемы в России является соответствующая деятельность в Сети таких одиозных сайтов, как «Коготь-1» и «Коготь-2» (будем надеяться, что их деятельность в Сети навсегда останется в прошлом)[1], сайта «Компромат.ру», агентств типа «Слуховое окно» и иже с ними. Как представляется, подходящим для такого рода информационных структур зримым образом является образ «информационной прачечной», предназначенной для отмывки откровенно грязной информационной продукции в целях ее последующего, более-менее легитимного, включения в широкий политико-экономический и информационный оборот, по принципу: вечером в Интернете, утром — в газете или в телевизоре.

Патриотической справедливости ради отмечу, что технологии такого рода отмывки «сетевого компромата» родились отнюдь не в нашем отечестве, а там же, где родился и сам Интернет — в США. Все помнят воистину вселенскую шумиху, поднятую в свое время вокруг «Моника-гейта». Но вот откуда, собственно, явилась на свет эта история, кто привез в реальный мир злополучные для тогдашнего Президента США Клинтона информационные компромат-дровишки, помнят немногие! А ведь взяты они были как раз из тамошнего «интернетовского леса».

Дело в том, что впервые историю о мадам Трипп, передавшей «куда и кому следует» записи своих телефонных переговоров с Моникой Левински, рассказал на своем сайте Drudge Report американский интернет-журналист Мэтт Драдж. Естественно, такая история не осталась незамеченной. Несколько дней она проверялась американскими традиционными СМИ на достоверность (обращаю на это особое внимание российских редакторов СМИ) и лишь после того, как ее сочли достоверной, скандальная «лав сто-ри» появилась на первой полосе «Вашингтон Пост», а сам Драдж предстал перед зрителями канала NBC в качестве человека недели.

В России также немало шума наделал появившийся зимой 98-99 годов на сервере IP-клуба серьезный документ из уголовного дела, возбужденного по ст. 275 УК РФ («Государственная измена») УФСБ РФ по Тихоокеанскому флоту против известного журналиста — Григория Пасько. Наверняка, по примеру коллег из NBC наши телевизионные журналисты были бы не прочь увидеть в своих программах организатора этой вошедшей в историю интернет-публикации. Но он так и не раскрыл свое инкогнито, видимо, не без оснований опасаясь обвинения по ст. 283 УК (Разглашение государственной тайны) и/или по ст. 310 УК (Разглашение данных предварительного расследования), которое вполне реально грозило бы ему переселением (и, весьма вероятно, надолго) в места, как говорится, не столь отдаленные...

Попутно отметим небезынтересное обстоятельство функциональной связи традиционных и «новых СМИ». Дело в том, что первые три месяца пребывания этого документа в Интернете не вызвали особого притока посетителей на сайт, их количество составляло в среднем 100 человек в сутки. Но стоило упомянуть адрес этого сайта в новостях Первого телевизионного канала, как его посещаемость возросла в разы. А с затуханием скандала на телевидении посещаемость сайта плавно вернулась в прежнее русло.

И, наконец, слухи. Вообще-то, само по себе распространение слухов с использованием СМИ (как традиционных, так и новых) законом не запрещается. Вместе с тем следует учитывать определенные особенности правового режима распространения «слуховой информации». Во-первых, согласно требованию ч. 1 ст. 51 Закона РФ «О СМИ», журналисту запрещено — под страхом не только дисциплинарной, но и уголовной ответственности — распространять слухи «под видом достоверных сообщений». Камнем преткновения в этой формуле закона является словосочетание «под видом» — не имея пока устоявшейся судебно-правовой трактовки и оценки, оно может пониматься по-разному.

Скажем, известен случай, когда под эту категорию пытались подвести слух, который, будучи неоднократно повторенным электронными СМИ в течение одного вечера, стал претендовать на роль «достоверной информации». Речь идет о слухе, касающемся здоровья первого Президента России Б.Н. Ельцина, который был распространен в предгрозовом августе 1993 г. телекомпанией НТВ.

Крепость нервов Б. Ельцина, которую он неоднократно за годы своего президентства демонстрировал в своих отнюдь не безоблачных отношениях с прессой, всем известна. Однако тот случай в августе 1993 г., когда трижды за вечер в прямом эфире передачи НТВ «Времечко» прозвучал слух о его критически плохом самочувствии, стал исключением из общего правила. Как позже было выяснено, источником этой «информации» был телефонный звонок в студию человека, назвавшегося «сотрудником охраны президента» и сообщившего, что Ельцин тяжело болен, а страна находится на грани государственного переворота. Вот тогда-то Б. Ельцин не выдержал и публично осудил НТВ за такого рода практику распространения слухов. Пресса печатная, в частности «Независимая газета» (07.08.93) устами своего тогдашнего обозревателя Ирины Петровской, поддержала его в этой оценке: непроверенные слухи, столь массово тиражируемые, вполне могут привести к катастрофе.

С того времени много воды, в том числе информационной, утекло, и вера наших граждан в любое печатное и звучащее слово заметно ослабла. Тем не менее проверять слухи перед их публичным распространением журналистам все же надо. Ибо распространенные в СМИ оговорки типа «по слухам», «говорят», «будто бы», «из компетентных источников» и т. п. не входят в приведенный в ст. 57 Закона РФ «О СМИ» перечень оснований для освобождения журналистов от юридической ответственности за то, «как наше слово отзовется».

Никто не отменял и предусмотренную ст. 49 Закона РФ «О СМИ» одну из основных обязанностей журналиста — проверять достоверность сообщаемой им информации. Так что, в тех случаях, когда речь идет о чести, достоинстве и деловой репутации конкретных личностей и юридических лиц, все субъекты права СМИ несут установленную ответственность, в необходимых случаях солидарную, за распространение недостоверных сведений, в том числе и слухов.

В этом смысле, появившаяся в июне 2003 г. и вызвавшая широкий общественный резонанс инициатива Уральского института прикладной политики и экономики (г. Екатеринбург) о внесении поправки к Закону РФ «О СМИ», сутью которой был бы запрет (под страхом уголовной ответственности и лишения лицензий) публиковать или выдавать в эфир информацию со ссылкой на обезличенный источник информации, в том числе и на ресурсы Всемирной сети Интернет, с точки зрения эффективности привлечения виновных в распространении ложных сведений субъектов права СМИ мало что меняет. Зато серьезно посягает на святой постулат мирового права СМИ — тайну источника журналистской информации.

По некоторым сведениям эта уральская инициатива, попирающая один из основных принципов мировой журналистики — сохранение инкогнито источника информации имеет шанс получить поддержку определенного количества депутатов Государственной Думы.

В преддверии грядущих выборов Фонд защиты гласности (Москва) публично взял на себя «почетную» обязанность предать огласке имена этих «героев».

Достоин внимания еще один сетевой аспект распространения слуховой информации — той, что в эру бумажных СМИ называлась «газетной уткой».

Вот пример этого смыслового ряда. Вечером 5 марта 1999 г. в гостевой книге сайта Полит.Ру появилось сообщение о якобы имевшем место быть самоубийстве тогдашнего губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева. В ту же ночь коллеги-журналисты интернет-изданий Gazeta.Ru и «Форум» эту информацию «сняли» и в своих экстренных ночных выпусках новостей запустили ее дальше, не забыв сослаться на Полит.Ру. Эту «новость» через несколько дней показало, причем на фоне заставки Полит.Ру, питерское ТВ: смотрите, мол, какие «дезы» гуляют по Интернету. Дальше — больше. В дело вступила большая пресса — «Новые известия», «старое» НТВ, et cetera. Все вроде бы слух-то опровергают, но все же, все же, все же... Хорошо хоть дети у Яковлева не подкачали и — дорога ложка к обеду! — вовремя подарили ему внучку Александру, которую он прилюдно, «телевизионно» забрал из роддома, чем окончательно опроверг нехороший сетевой слух о себе.

Проблема, нежданно-негаданно посетившая семью Яковлевых, слава богу, благополучно разрешилась, но для интернет-медиа она осталась — в виде вопроса о юридической корректности действий издателей Полит.Ру. Дело в том, что себя виновными в происшедшем они не посчитали. Во всем, дескать, виновата технологическая составляющая интернет-медиа — ведь зловещий слух возник не на самом сайте издания, а где-то «сбоку», на веб-борде[2], в гостевой книге. А коли так, то и спрос с нас короток...

Но на самом деле, не все так просто. Применим уже знакомую нам аналогию правил. С чем можно сравнить тексты на веб-борде или специализированном форуме интернет-медиа? Правильно, с письмами читателей или с телефонными звонками в студию! Отвечают ли за их публикацию печатные, радио- и телевизионные СМИ? Судя по судебной практике рассмотрения исков о защите чести и достоинства, в отношении печатных СМИ вывод однозначен: отвечают. В отношении же их виртуальных аналогов соответствующая практика только начинает складываться.

В частности, по поводу новомодного увлечения Рунета — уже упомянутых «черных списков» недовольных потребителей той или иной продукции, товаров, услуг и т.д. Содержание одного из них, «Черного списка» популярного в индустрии металлов сайта MetalTorg.ru. в декабре 2002 г. стало предметом разбирательства Арбитражного суда Московской области, после того как туда был подан иск о защите деловой репутации против компании «Ме-гасофт» — владельца этого сайта.

Истец — компания «Тройка-сталь», специализирующаяся на поставках металлопроката в Москве — утверждал, что посредством специализированного форума данного сайта — «Черный список» — была распространена недостоверная информация, порочащая деловую репутацию заявителя.

Согласно пресс-релизу «Мегасофта», обнародованному редакцией Lenta.Ru, «Тройка-сталь» требовала опровергнуть эту информацию, приостановить работу сайта и взыскать с «Мегасофта» определенную сумму в качестве компенсации[3].

Исковое заявление «Тройки-сталь» стало неприятной неожиданностью для создателей сайта. Они полагали, что поскольку их «Черный список» содержит стандартное предупреждение: «MetalTorg.Ru не несет ответственности за достоверность самостоятельно размещаемой посетителями сайта информации и не может подтвердить ее или опровергнуть», то тем самым они полностью обезопасили себя от всех возможных претензий.

В упомянутом пресс-релизе «Мегасофта» отмечалось, что «если суд признает «Мегасофт» лицом, распространяющим ложную информацию, и обяжет его выплатить денежную сумму, то можно будет без труда обанкротить любой интернет-ресурс, содержащий «Форум» или «Гостевую книгу». Для этого, по мнению авторов пресс-релиза, какой-либо организации достаточно будет опубликовать о себе ложные сведения, а затем обратиться в суд с требованием компенсации.

Первое заседание арбитражного суда по иску ЗАО «Тройка-Сталь» о защите деловой репутации к ООО «Мегасофт» и принадлежащему ему вэб-сайту MetalTorg состоялось в январе 2003 г. В ходе беспрецедентного для Рунета разбирательства свобода сетевой информации одержала первую победу — суд отказал истцу в его требовании — в рамках обеспечения иска убрать неугодную ему инфорацию. Информация, которую истец считал порочащей его репутацию, осталась доступной на MetalTorg на форуме «Черный список».

Кстати говоря, у ближайших «родственников» сетевых СМИ — телерадиовещателей — ситуация с привлечением их к ответственности за «нехорошее» слово или образ, распространенные в эфире также неоднозначна.

Природа этой неоднозначности кроется во все той же проблеме доказательственной базы по поводу тех или иных правонарушений со стороны редакций теле-, радиопрограмм. Даже если спорная передача шла в записи, то у электронного СМИ всегда есть возможность тем или иным способом утратить «нехорошую» запись, свидетельствующую не в его пользу. Не говоря уже о прямом эфире, позволяющем легко спрятать доказательственные «концы» в эфирную воду... И формальное основание для этого, как ни странно, дает все та же знаменитая история с запятой. Помните фразу: казнить нельзя помиловать? Так и здесь — все зависит от местоположения запятой в правовой норме ст. 34 Закона РФ «О СМИ», обязывающей редакции теле-, радиопрограмм «сохранять материалы собственных передач, вышедших в эфир в записи». Отсутствие запятой после слова «эфир» порождает весьма серьезное изъятие из общего правового режима хранения эфирных материалов в пользу не хранения материалов прямых эфиров. Думается, что эту маленькую, но удаленькую лазейку для любителей крепких выражений и иных нарушений правил распространения массовой информации следовало бы срочно заделать. Благо особого труда для законодателей это не должно составить — всего-то перенести запятую...

------------------------------------

[1] В марте 1999 г. скандально известный сайт «Коготь-2», содержавший подборку компромата на красноярского бизнесмена, депутата и авторитета Анатолия Быкова, был закрыт, и на его титульной странице появилось сообщение: «Sorry, This web page is not in service». С сервера были удалены и внутренние страницы сайта. И только в феврале 2001 г. появились более-менее точные сведения и о создателях и о территориальном происхождении «Когтей». По сообщению Д. Чепчугова, начальника управления «Р» ГУВД Москвы, ими оказались сотрудники одного из частных российских охранных предприятий, а также частная компания, зарегистрированная на территории США выходцами из России. Было возбуждено уголовное дело, принятое к производству прокуратурой Москвы.

[2] От англ, «web-board» — доска объявлений в Интернете. Кстати наша соседка Швеция приняла специальный закон, регулирующий отношения по поводу такого рода «досок» или, если хотите, информационных «заборов», включающий в себя институт ответственности их владельцев за содержание размещаемой там информации (Act on Responsibility for Electronic Bulletin Boards). B частности, в нем закреплено положение об обязанности их владельцев удалять сообщения третьих лиц, в том случае, если содержащаяся в них информация нарушает ряд норм уголовного и гражданского законодательства.

[3] CM.:http://lenta.ru/internet/2002/12/24/foram/_Printed.htm


Предыдущая глава  Оглавление  Следующая глава


 

Источник информации: http://www.internet-law.ru/intlaw/books/smi/3463.htm

 

Добавить эту страницу в закладки:

 


 

Произвольная ссылка:

Разработка сайта
ArtStyle Group

Уважаемый посетитель!

Вы, кажется, используете блокировщик рекламы.

Пожалуйста, отключите его для корректной работы сайта.